Вверх страницы

Вниз страницы


Требуются в игру:

Райли Беккет и Мако Мори
Райли Беккет и Мако Мори

Геркулес Хансен
Герк Хансен

Ху и Цзинь Вэй Танг
Ху и Цзинь Вэй Танг

The world of Pacific rim

Объявление

Администрация:
Admin

Навигация:
Список ролей
Правила
F.A.Q.
Сюжет
Хронология
Шаблон анкеты
Объявление:

Дорогие гости, спасибо, что заглянули к нам. Ролевая совсем молодая, но не стесняйтесь, вливайтесь в игру. Скучно не будет, обещаем.

Акций на все и вся нет и не будет. Качество нам важнее количества, поэтому сразу предупреждаем о высоких требованиях к анкетам и отыгрышу. Игра по канону, и хочется видеть каноничные характеры, а не постоянный ООС.
Удачной всем игры и спасибо всем, кто с нами!
Баннеры топов:



РЕЙТИНГ ИГРЫ 18+

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The world of Pacific rim » Пре-канон » Здравствуй, папа, я - твой сын!


Здравствуй, папа, я - твой сын!

Сообщений 1 страница 30 из 59

1

Название отыгрыша:
Здравствуй, папа, я - твой сын!
Участники:
Charles Kenton, Max kenton
Жанр, рейтинг, возможные предупреждения:
ангст, рейтинг общий, детям и беременным читать можно
Краткое описание:
Первая встреча сына и отца после смерти матери Макса. Место действия - городской суд города Спринфилд, отдел опекунства и усыновления.
Связь с другими эпизодами, хронологические рамки:
17-18.06.2016, приквел к последующим эпизодам.

0

2

Стоя (хотя на самом деле сидя) на пороге новой жизни, Макс мог думать только о том, что он ненавидит лето. Ненавидит до всей глубины души: и эту удушливую погоду, за 70 градусов по Фаренгейту; и это здание суда у черта на куличках; и кайдзю сломавших не только размеренную жизнь человечества, но и лично его, Макса, жизнь; и клуб бойскаутов - останься он дома, он смог бы что-то сделать (комплекс выжившего, как сказали бы авторитетные дяденьки и тетеньки).  И человека, который зашел в комнату вместе с мистером Симпсоном Макс тоже ненавидел в этот момент. Во время военного положения некогда сюсюкаться с детьми. Но дети это будущее - будущие инженеры, будущие солдаты - будущее Земли. И именно поэтому выживших детей пристраивают в детдома, к выжившим родственникам, в семьи готовые принять их, а не бросают на произвол судьбы. Максу повезло - у него нашелся отец, обычно вся родня погибает. Сам Кентон с этим поспорил, он бы предпочел провести этот год со знакомыми парнями, чем с малознакомым мужчиной.
Макс хмуро посмотрел на Чарльза Кентона. Самое хреновое это то, что он все ещё производил впечатление сильного надежного человека, которому не страшно довериться. Парень тяжело вздохнул, он не его мать, и уже давно не маленький что бы так обманываться. А мистер Симпсон тем временем вещал что-то о том, что по решению суда, в отсутствие других живых родственников несовершеннолетний Макс Кентон попадает под опеку Чарльза Кентона. Можете обменяться кольцами...
Макс поднялся с казенного, не самого удобного, стула, на котором до этого сидел, поднял с пола рюкзак, фактически содержимое рюкзака осталось неизменным с того памятного похода, и старательно не глядя на теперь уже законного отца постарался всем своим видом выразить готовность куда-то идти. Хреново получилось, если честно.

+1

3

Чарли всегда был прагматиком. Его не особо волновали миллионы жертв в разрушенных кайдзю городах, пока эти жертвы не касались его лично. Но он и подумать не мог, что когда-нибудь один из этих огромных монстров нападет не на мегаполис, а на тихий и мирный Кокилл, практически сровняв городок с землей до того, как подоспели Егеря. Что погибнут те, кого Кентон знал лично, его какая-никакая, но семья. Не то что бы он так уж убивался по несостоявшейся жене и ее родственникам, но все же их гибель стала ударом. Напоминанием, что смерть может придти в самый неподходящий момент, забрав самых близких.
Просто чудо, что Макс выжил, отправившись в этот поход. Это действительно радовало.
До той поры, пока бывшего боксера не нашли судебные исполнители и не сообщили, что теперь ответственность за жизнь и благополучие сына лежит на его, Чарли, плечах. Получите, мистер Кентон, и распишитесь.
Не то что бы мужчина желал Максу смерти - об этом и мысли не возникло. Он был искренне рад, что сын жив. Но какого, спрашивается, черта? Почему именно сейчас? Когда Кентон решил кардинально поменять жизнь и послужить, наконец, родине?
А еще, черт побери, Чарли понятия не имел, что сказать сыну. Этому почти незнакомому парню, которого он едва знал, раньше отделываясь лишь каким-нибудь подарком или парой слов по телефону. Наверное, Макс сейчас в шоке, ему нужна поддержка, утешение... Шагая по коридору за судебным исполнителем, Чарли старался придумать хоть что-то связное, но безрезультатно.
- Привет, Макс, - только и смог сказать он, войдя в кабинет и отмахнувшись от говорящего что-то мистера Симпсона. Разумеется, он заберет сына, раз уж в детский дом его сдать никак нельзя, туда только круглых сирот определяют. Не вышвыривать же парня на улицу? - Послушай, мне так жаль... - а парень-то высокий для своих пятнадцати. Или сколько ему там?

+1

4

Макс пренебрежительно фыркает. Мне так жаль… Конечно жаль! Всему миру «так жаль»! Попробовал бы он сказать что-то другое.  Например, я так рад, что это случилось не со мной… Парень вскидывает голову и пару секунд смотрит прямо в упор на отца. Если бы тебе было жаль. Ты бы нас не бросил! Ты бы приехал!
- Мне тоже жаль… - Что тебе пришлось сюда приехать и вспомнить обо мне. Получилось далеко не столь ядовито, как хотелось бы Максу.  Тихо хрипло, но зато с вызовом. В подтверждение этого парень даже повыше приподнимает подбородок, смотря в упор на Чарльза, и пытается улыбнуться. Ухмылка выходит кривая, вымученная. - Ну, здравствуй, папа. - сердце на мгновение колет. Наверно встреча должна была бы проходить как-то иначе. Её вообще не должно быть… Макс вздыхает и отводит глаза, опуская голову. Не должно, но вот она - проходит. И что ещё сказать Макс абсолютно не представляет. В какой-нибудь Японии можно было бы, следуя этикету, произнести «позаботьтесь обо мне». Но они не в Японии, да и черта с два Макс нуждается в заботе Чарли.
- Идем? – парень закидывает на одно плечо рюкзак и швыркает носом. Все эти фальшивые сожаления делают лишь хуже: не позволяют забыться, каждый раз по новой напоминая о произошедшем.

Отредактировано Max Kenton (01.01.2014 22:12:08)

+1

5

Наверное, нужно было еще что-то кроме слов. Обнять Макса или хотя бы положить ему руку на плечо, как полагается хорошему отцу. Но Чарли не был хорошим отцом. Он не был даже уверен в том, что может сказать, что знает этого парня, стоящего перед ним сейчас, не был уверен в том, что сын его не оттолкнут. Черт возьми, они даже внешне не шибко-то похожи были. Светловолосый и голубоглазый, Макс весь в мать пошел. В нем не было ничего от отца. Впрочем, Кентону хватало совести ни разу не засомневаться в том, что это его ребенок. Люси ни от кого другого залететь не могла. По крайней мере, у мужчины язык не поворачивался ее в этом обвинить.
Пацан выглядел пришибленным и расстроенным, хоть и пытался хорохориться. Пытался язвить, наверняка чтобы показать, что не рад появлению блудного папаши.
- Ты как? В порядке? - осторожно уточнил Чарли, прекрасно осознавая, насколько идиотский вопрос задает. Разумеется, мальчишка не в порядке. Он только что свою семью потерял. И вообще его наверняка стоило бы к психологу отправить, - Погоди немного, мне еще кучу бумаг подписать нужно.
Бумаг действительно целая куча. Какие-то документы насчет опекунства, материальной ответственности, справки о возможности получения пособия (что заинтересовало Кентона больше всего), справки для школы, временная регистрация в Спрингфилде и куча черт пойми чего. На оформление всего этого уходит четверть часа, и это притом, что Чарли спешил поскорее разделаться с бумагами и почти не вчитывался в их содержание.
Но, наконец, с формальностями покончено. Можно покинуть здание суда.
- Идем, - мужчина жестом подозвал к себе Макса и пошел к двери, на ходу прикидывая, как теперь устроить сына. И что вообще с ним делать, - Слушай, если тебе что-то нужно - просто скажи. И... Ты ведь не против пожить в трейлере? - что поделать, иным жильем, чем "дом" на колесах, Кентон не располагал.

+1

6

- Ты как? В порядке? - Макс неопределенно пожимает плечами, считая, что данный вопрос не нуждается в ответе. Серьезно, что он может ответить? Конечно же, он не в порядке, но Чарли ничего с этим сделать не сможет. Да и не помешает его «не в порядке» дальнейшим действиям - в обморок он падать не собирается, биться в истерике тоже.
Когда разговор заходит о бумагах, Макс тяжело вздыхает. Рюкзак отправляется на стул, на котором до этого сидел парень, а сам он подлезает буквально под руку Чарльзу. Смотря как "отец" просматривает бумаги, Макс недовольно хмурится.
- Тебе кто-нибудь говорил, что надо внимательно читать то, что подписываешь? - Кентон-младший почти выдергивает бумаги из-под носа у старшего. В конце концов, его это тоже касается!  К сожалению, бумаги попадают к парню, уже после того, как Чарльз поставил на них свою закорючку. Да и особо вчитываться в них у Макса нет времени.Паршиво, что даже если что-то и есть покачать права не удастся. Когда Чарли зовет его, мистер Симпсон пытается вырвать у подростка последнюю бумагу. Остальные уже перекочевали обратно в его руки. Макс подхватывает со стула рюкзак и торопливо догоняет Чарльза.
- Трейлер? - Макс приподнимает бровь. - "Великий боксер" живет в трейлере? - Парень качает головой. Трейлер это неплохо, но и не хорошо. Для снятия дома или квартиры необходимы деньги. Впрочем трейлер мобильнее, и в такой нестабильной обстановке полезнее. - Он здесь? Где ты в последнее время обитаешь? - Макс  тяжело сглатывает и не верит, что собирается это сказать. - Можно попытаться обратиться в банк. Вряд ли они выплатят полную страховку, но хоть часть должны... К тому же у матери были на счету какие-то сбережения.

+1

7

Пацан молчит. Оно и понятно, Чарли тоже не стал бы отвечать на глупые вопросы не стал. Зато то, что Макс сам идет на контакт, влезая с замечаниями - уже хорошо.
- Да какая разница? Там и так все ясно, - бывший боксер только отмахивается. Ему хочется поскорее оставить позади всю эту головную боль с документами, судебного исполнителя и вообще Спрингфилд.
Половина бумаг остается у Кентона. Он на ходу сворачивает их в трубку и зажимает подмышкой, не слишком-то волнуясь о том, что помнутся. Папки или кейса у него все равно нет.
- Я не великий боксер, - мужчина досадливо морщится в ответ на сарказм сыночка. "Мог им стать." Что было - то прошло, бокс ушел в прошлое, а за ним и робо-бокс, когда на восточном побережье штатов стало слишком много беженцев, стремящихся перебраться подальше от Тихого океана. Они заразили всех страхом перед кайдзю, а робо-бокс стал считаться чем-то неприглядным из разряда "да как вам только совесть позволяет на этом деньги делать!" - Да, он здесь. Сейчас сам увидишь, - приходится притормозить, чтобы выудить из кармана ключи (при этом чуть не рассыпав документы). А потом Чарли ведет сына к видавшему виды грузовику, в кузове которого живет парочка роботов и он сам, - Я только из Техаса вернулся, - там была последняя большая арена, которую в итоге тоже закрыли. Маленькие роботы теперь никому не нужны - вся промышленность переведена на производство и поддержку Егерей.
Кентон вздыхает. Обратиться в банк... Если бы все было так просто...
- Макс, страховка была оформлена на твою мать, как и счет. Мы с Люси не были женаты, так что... Мне ее не выплатят, а ты сможешь вступить в права наследования и воспользоваться деньгами только после совершеннолетия, - это судебный исполнитель достаточно ясно сказал. А на адвоката и судебные процессы у Чарли нет денег.
Мужчина отпирает замок и с усилием отводит в сторону створку кузова фургона, после чего кивком приглашает сына забраться внутрь.

+1

8

Когда Чарльз чуть не теряет документы, Макс со вздохом их у него отбирает.  И тщательно разглаживает, пока Чарли возится с потрепанным грузовиком. Техас. Не близкий путь проделал, однако. На замечание о банковских счетах, Макс только досадливо морщится. Можно было догадаться.
- Если бы у кого-то хватило совести жениться, проблемы бы не было, - Кентон-младший морщится. Все было бы совсем по-другому, если бы некто семнадцать лет повел себя иначе. - А как законный опекун ты не можешь ими распоряжаться? - Макс кивает. - Хорошо.
Через год они ему понадобятся, что бы свинтить куда-нибудь. Если их удастся выбить из банка.
Подняв голову, парень смотри внутрь грузовика. Лезть куда-то неизвестно куда - это глупо. Обстановка в трейлере мягко говоря не очень. Придется прибраться. Старые роботы, инструменты, бутылки - бардак одним словом.
- Девиц ты тоже сюда приводишь? - Макс морщится - И часто по морде получал? - поднимаясь в фургон, парень оставляет рюкзак около порога. - Попытаюсь за несколько месяцев приучить тебя к порядку... - Кентон-младший оборачивается и почти в упор смотрит на отца. - И ради бога, Предохраняйся! Надеюсь, у тебя больше нет детей? В любом случае, пока я здесь - никаких девиц, даже если будет идеальный порядок. Пару месяцев потерпишь.
Максу хватило влюбленностей матери. Несмотря на её заявления, что она любит, и любила лишь Чарльза, раз в год обязательно появлялся какой-нибудь обожатель. Ненадолго, максимум на месяц два.

+1

9

Насчет женитьбы возразить нечего, только состроить морду кирпичом и промолчать. сделав вид, что не расслышал. Так Чарли и поступает, коротко ответив лишь на вопрос:
- Не могу, - если бы проблема была только в женитьбе... У них с Максом большей части документов, которые требуются в банке, попросту нет - они канули в небытие вместе с Люси, домом и половиной Кокилла. Некоторые можно восстановить, некоторые - вряд ли. В любом случае, эта такая судебная волокита... Кентону совершенно не хочется всем этим заниматься. На судебные издержки уйдет больше денег, чем в итоге они получат.
По крайней мере, Чарли так думает.
А вот то, что Макс пытается умничать, бывшему боксеру совсем не нравится. Нос еще не дорос взрослых учить! Так что пацан получает легкий подзатыльник:
- Заткнись, умник, - таких ошибок второй раз не повторяют, после одного-то залета. Праведником, конечно, Кентон не был, но девиц к себе не таскал, предпочитал к ним наведываться - разумеется, чтобы душ на халяву принять, в трейлере такой роскоши не было. А еще иногда домашнего хавчика перепадало, не все же на бургерах сидеть, - Сам не вздумай сюда девок водить. Ладно... Спать здесь будешь, - мужчина еще по дороге расчистил от хлама одну из полок и соорудил там нечто вроде постели. Вес пацана полка должна была выдержать, - Если тебе что-то нужно - говори. Ну и... в каком штате хочешь учиться? - надо ведь ребенка в школу пристроить? Благо отсюда можно было двинуть куда угодно, хоть в Нью-Йорк.

0

10

Макс уворачивается, но не слишком проворно. Мать в последний раз ему отвешивала подзатыльник, когда ему было лет семь, если не меньше. А дед… регулярно выдавал подзатыльники, но в последний раз ему это удалось, когда Максу было четырнадцать. Так что сноровка за последние годы подрастерялась.
- Учту, но на этот счет можешь не волноваться, - Макс одаривает Чарли неприязненным взглядом. Все его знакомые "девки" либо погибли, либо остались в Кокилле. Да и как будто были они…  за семнадцать лет ни одного серьезного увлечения. А низменные желание вполне можно контролировать, "яблочный пирог" еще никто не отменял. - Я не ты.
Макс кивает, и, подняв рюкзак, забрасывает его на полку. Вот так. Не хочет помощи, ну и не надо. Все равно через пару недель Макс наведет тут порядок, а Чарльз и не заметит. А затем и привыкнет.
Парень пожимает плечами. Разве так важно, в каком штате учиться? А здесь у них есть регистрация. И куча воспоминаний. Макс прикрывает глаза и с силой сжимает виски.
- Арканзас, или любой другой на твой выбор. Но подальше отсюда. Не могу сейчас тут находиться. Много всего.
Макс усаживается на свободную полку, неуклюже горбясь. Учиться. Как-то по-другому они представляли себе взрослую жизнь.
- А осенью завезешь сюда, у меня документы в Спрингфилдском университете.
Наверно стоило бы их забрать и попытаться куда-то в другое место подать их. Видеть  знакомых после этого инцидента Максу не хочется. Слишком больно.

+1

11

- Вот и отлично, - Чарли делает вид, что не замечает ни укола, ни неприязненного взгляда. Кажется, контакт с пацаном наладить будет труднее, чем он ожидал... С норовом мальчишка. Ощущение, что они друг другу совсем чужие, становится все сильнее. Они ничего не знают друг о друге. И наверняка оба совершенно не представляют, как уживаться дальше.
Вот только выбора особого нет.
- Дай сюда, - мужчина забирает у сына документы и, разгладив их и наскоро пролистав, чтобы убедиться, что ничего не потерял, кладет на полку. И, подумав, придавливает сверху коробкой с гайками - а то еще свалятся и разлетятся по всему трейлеру, собирай потом, - Хорошо, - Арканзас так Арканзас. Самому Кентону сейчас все равно, куда ехать. У него нет ни дома, ни работы, ни вообще чего бы то ни было, за что стоило бы цепляться. Есть только грузовик, пара потрепанных роботов, немного денег... и Макс. Чарльз тихо вздыхает и смотрит на убито сгорбившегося пацана. Тот выглядит совсем расстроенным, а хорошему отцу полагается подбодрить ребенка.
Чарли не придумывает ничего лучше, чем молча похлопать мальчишку по колену, мол, выше нос, прорвемся как-нибудь. Подходящие слова так и не подбираются. А потом до мужчины доходит:
- В университете? Тебе же всего 15, не рановато ли? - а заодно вспоминается, что сейчас лето, вроде как каникулы у всех школьников, так что до осени об учебе можно не вспоминать.

+1

12

Макс протягивает отцу документы и неодобрительно наблюдает, как Чарльз складывает  их на полку. Это нехорошо, так они как пить дать потеряются не сегодня-завтра. Ну ладно, может быть на следующей неделе или через месяц. И может, не потеряются, а затеряются, заставятся каким-нибудь мусором.  Но факт все равно есть факт.
- Убери их куда-нибудь в ящик или в папку - где ты хранишь документы? - восстанавливать  потом документы у Макса нет ни какого желания.
От прикосновения отца парень вздрагивает и недоуменно поднимает на него глаза. И что это было? Но недоумение быстро перерастает в какую-то глупую обиду и гнев. Казалось бы: ну не знает Чарльз сколько ему лет и не знает - велика важность, но именно это становится спусковым крючком.
- Мне семнадцать! - Макс решительно сбрасывает руку отца и вскакивает на ноги. Он возмущенно смотрит на отца и скалится. - Черт возьми, ты даже этого не знаешь! - парень сжимает кулаки и наступает на Чарли. Хочется драки. Он помнит, что Кентон-старший боксер, но это не важно - получить по зубам ничуть не хуже чем дать кому-то. - И можешь не запоминать. Я свалю от тебя через несколько месяцев - и все, свободен!
Макс бьет коротко, без толкового замаха, и когда рука встречается с препятствием на своем пути, пальцы хрустят.

+1

13

- Я их тут и храню, - Чарли только отмахивается. Потом, конечно, приходится перевернуть весь трейлер в поисках нужной бумажки, но это мелочи. Неплохой повод для того, чтобы раз в полгода уборку сделать.
А потом Макс обижается. Глупо и совсем по-детски - ну подумаешь, на пару лет ошибся! Это совершенно не повод для возмущения.
- Как это семнадцать? Ты уверен? - зачем-то переспрашивает Кентон, пытаясь понять, где это он ошибся в подсчетах. Год рождения перепутал или посчитал неправильно? эх... Хотел утешить пацана, а только разозлил, - Эй, успокойся! У меня просто память плохая. Знаешь, сколько раз меня по голове били? - обычно этот аргумент всегда прокатывал с Люси, когда блудный папаша в очередной раз забывал позвонить на Рождество или заплатить алименты. Или забывал имя очередной подружки. Но сыночек, видно, решил, что мало били, и захотел добавить.
Блок Чарли поставил рефлекторно - все же он был боксером, причем неплохим. Тело само помнило, как реагировать на удары. Поэтому в следующий момент кулак устремился к "открытой" челюсти пацана - на тех же рефлексах. Остановить удар в дюйме от цели мужчина едва-едва успел.
Выдрать бы этого мелкого засранца за неуважение к старшим. Но жалко было. Да и вспомнилось, что вроде как в таких случаях полезно дать подростку выплеснуть эмоции - может, ему легче станет.
- Ну давай, бей, - Кентон опустил руки, устало глядя на сына, - Как будто я без тебя не знаю, что чертовски хреновый отец.

+1

14

В первый момент Макс даже успевает испугаться, но уже в следующий, когда удар Чарли не достигает цели, парень снова злится. Слабо, да?! Макс даже не задумывается, что его опекуну не с руки бить несовершеннолетнего подопечного. Парень лишь оскаливается.
- Думаешь, не ударю? - Макс бьет другой рукой, метя в корпус. Парень всё  с тем же отчаянием нарывается на драку. Сейчас ему это нужно.  - Давай! Дерись! Это же именно то, что ты умеешь!
Макс срывается на крик. Еще один удар в корпус. Сильнее. Чтобы сбить руки до крови, чтобы физической болью отвлечься от моральной. Ты же не железный, Чарли! Ни один человек не будет просто стоять и терпеть, пока его избивают. Следующий удар должен прийтись снизу в челюсть Чарли. Как там? Апперкот? Дерись, сволочь!
Макс старается дышать размеренно, резко выдыхая. Злость прекрасно подавляет мысли о том, что Макс сейчас занят не самым благородным делом - избиением беззащитного. Как же! Беззащитного!

+1

15

Чарли не хочет драться с сыном. Это неправильно, не говоря уже о том, что он может отправить Макса в нокаут одним ударом. Неправильно бить сына за то, что он злится, что пытается выместить в своих ударах боль, злость, раздражение и вообще все то, что он чувствует по отношению к бросившему его отцу.
Кентон знает, что заслужил и эти удары, и эту злость.
Бывший боксер стоически терпит, изображает из себя боксерскую грушу, даже не пытаясь защититься. Только морщится слегка - пацан бьет неумело, зато со всей дури. Но Чарльзу доставалось куда больнее, и не раз доставалось, надо сказать. Сейчас же просто паршиво на душе, а боль вполне можно терпеть.
Но в конце концов надоедает. Истерика Макса зашла слишком далеко, пора его остановить и успокоить. Для его же пользы. Мужчина перехватывает запястье сына и выворачивает ему руку за спину, затем проделывает то же самое со второй рукой, надежно фиксируя, чтобы не вырвался.
- Полегчало? - Чарли вздыхает, понимая, что говорит сейчас совсем не то, что нужно. Знать бы еще, что нужно говорить в таких случаях буйным подросткам на грани нервного срыва. Не предлагать же поплакать у себя на плече? Да и вообще, слезами горю не поможешь...
- Макс... - Кентон снова вздыхает и отпускает руки парня, неловко, неумело его обнимая и прижимая к себе. Он готов к тому, что пацан на этом не успокоится и наверняка попробует оттолкнуть отца, а то и снова в драку полезет, но ничего лучше на ум не пришло. Вот уж чего у Чарльза никогда не было, так это чемпионского пояса по "управляться с детьми".

+1

16

Макс наносит еще пару ударов (может больше, чем пару - это не важно) прежде, чем Чарльз решает все-таки вмешаться в драку (или все-таки избиение) более активно. Боль сперва отдается в плече, а потом глухой волной проходит по всей заломленной руке. И тут же по второй. Захват. Особо не потрепыхаешься, каждое, даже самое незначительное движение, отдается желанной болью. Некогда желанной, ныне нет. Макс устало роняет голову.
Полегчало? Наверное, нет. Но кидаться с кулаками на Чарли больше не хочется. Вообще кидаться не хочется. Макс с шумом втягивает в себя воздух, и позволяет отцу обнять себя. Чарльз что-то говорит,  пытается ободрить ...
- Я должен был быть там. С ней. Защитить. - слова  даются с трудом. Но Макс хочет выговориться, должен выговориться, иначе это сведет его с ума. - А в итоге сбежал, как ты. Нашел более важное дело.
Макс со всей дури ударяет рукой по ноге Чарльза, правда при этом цепляет и собственное бедро, что гасит удар.
- Такой же как ты… - Макс всхлипывает, и передергивает плечами вырываясь из объятий.  - Ненадежный… - заканчивает парень очень тихо. - Авантюрист хренов… я должен был отказаться от этого похода… - Кентона-младшего абсолютно не волнует тот факт, что он бы всё равно ничего не смог сделать. - А теперь ещё ты. Как в насмешку. Как напоминание… Бесит!
Макс ударяет кулаком в стену фургончика и шипит от боли - костяшки все-тика содраны. Отлично.

+1

17

Слова Макса отдаются тупой болью в душе. Может быть, не такие уж они чужие и разные, потому что те же самые слова Чарли говорил сам себе, когда наконец-то осознал, что нападение кайдзю на Кокилл действительно было, никто ничего не перепутал. Каждый проходит через это при потере чего-то дорогого - отрицание, беспомощность и невозможность что-либо исправить.
Но Кентон все же был взрослым (и, надо сказать, циничным) мужчиной. Он не привык долго горевать и мучиться чувством вины. И сыну собирался вправить мозги - может быть, жестко и цинично, но это необходимо было сделать.
- И что бы ты сделал? Бросился на кайдзю с топором? - мужчина хмыкает, - Макс, ты ничего не смог бы сделать. Это действительно счастье, что тебя не было в городе. И ты не должен сожалеть о том, что остался жив, - боксер отпускает пацана и с сочувствием смотрит на то, как тот пытается пробить кулаком стенку трейлера, - Знаешь, я думаю, твоя мать в момент нападения радовалась, что ты далеко и в безопасности. Уверен, она хотела, чтобы ты жил, а не погиб там, вместе с ней.
Можно было бы еще добавить, что у мальчишки вся жизнь впереди и глупо сожалеть о том, что он не погиб в Кокилле, как многие другие. Но в этот момент до Чарльза наконец дошел тот  простой факт, что Максу скоро восемнадцать. Что он не такой уж балласт, помеха и груз на шее, что его можно будет взять с собой в Академию - говорят ведь, что пилотами чаще всего родственники становятся, сын здорово повысит шансы поступить.
Но для начала с сыном нужно наладить контакт.
- Слушай, Макс... - Чарли растерянно почесал затылок, пытаясь подобрать слова, - Да, я ненадежный, да, ты заслуживаешь более хорошего отца, чем я. Но сейчас я здесь, - а мог бы, между прочим, и не быть. У Кентона был большой опыт избегания всякого рода ответственности, особенно материальной. Многие кредиторы его до сих пор найти не могли, от мистера Симпсона тоже можно было избавиться и надеяться, что мальчишку и без него пристроят куда-нибудь, - Может, хотя бы дашь мне шанс?

+1

18

- Я знаю! - Макс резко разворачивается и зло смотрит на Чарли. Как будто он не знает! Как будто ему не говорили, как будто он сам себе этого не говорил. Он не виноват, он ничего не мог сделать, мать хотела бы что бы он жил… Но не хрена! Это не помогает! Слова не помогают, когда дело доходит до бессознательной вины.
И тот факт, что история (даже такая незначительная) не терпит сослагательного наклонения, ничего не меняет. Макс не может отделаться от мысли, что что-нибудь мог сделать. Конечно, не с топором на кайдзю, с кайдзю он ничего не мог сделать, но помочь матери где-нибудь укрыться, пережить эти несколько часов. Тот факт что он, скорее всего тоже погиб бы, Макса нимало не смущает - зато сделал б все, что только мог. Да и думать всерьез о собственной смерти в семнадцать как-то не получает. Даже если вся (почти) родня погибла всего пару дней назад.
- Я знаю, - это сказано уже тише. Макс сжимает руку с кулак, и зализывает разбитые костяшки. Чарли пытается извиниться, несколько неуклюже надо сказать, за все прошедшие годы. И Кентон-младший, если честно, не знает что на это сказать. Но сейчас я здесь… да, здесь… сейчас… Макс искоса смотрит на отца. А завтра? Впрочем, последняя мысль проскальзывает и исчезает. Какое завтра? Завтра может просто не быть.
- А я не даю? - Макс продолжает все так же хмуро, настороженно поглядывая на Чарльза. А затем неуверенно улыбается. - Я ведь тоже здесь. - Хотя где ему ещё быть кроме как здесь? Выбора у него особого нет, и не было.
Живот бурчит, и Макс уже прямо смотрит в глаза Чарльзу. - Мы есть будем? Или ты питаешься по расписанию? - парень опускает взгляд на часы на запястье. Без трех минут четыре - для обеда поздно, для ужина рано. Но у него в эти дни режим питания сбился конкретно.

+2

19

Пацан злится. Оно и понятно - как там обычно говорят? Юношеский максимализм? В пятнадцать (или нет, Максу же семнадцать) лет трудно смириться с тем, что ты ничего не можешь сделать. Трудно признать, что ты - всего лишь букашка по сравнению с огромным внешним миром, что стихия может походя стереть тебя в пыль и даже не заметить. Трудно понять, что сожаления о прошлом ничего не исправят, а лишь отравят душу и подпортят вкус жизни в настоящем.
Впрочем, предлагать сходить к психологу (может, даже семейному) сейчас наверняка не стоило. Не очень-то хотелось получить в нос за такие предложения. Подростки всегда излишне бурно реагируют на попытки отправить их на сеанс "мозгоправства". Куда полезней будет напоить ребенка успокоительным и уложить спать... Ну или, раз он совсем взрослый, выпить с ним чего-нибудь покрепче пива и поговорить за жизнь. Но явно не перед зданием суда.
Кентон так же неуверенно, кривовато улыбается в ответ сыну. В его понятии "дать шанс" как-то не сочетается с попыткой отправить отца в нокдаун, но, раз Макс говорит, что шанс дает, то нужно им воспользоваться. Мужчина пользуется возможностью свернуть разговор на бытовые проблемы, такие как обед, и пожимает плечами:
- Будем, если ты хочешь. Заедем куда-нибудь? - бывший боксер выуживает ключи из кармана и косится на руку пацана, - Пошли, заодно обработаем твою руку. У меня в кабине есть аптечка, - кто ж так лупит-то по железной стенке? Хорошо еще, если не повредил кисть.

+2

20

Парень недоуменно смотрит на Чарли. Обработать? Зачем? Содранная кожа это неприятно, но не смертельно, и нет абсолютно никакой причины  обрабатывать  каким-либо антисептиком.
- Буду. Я так понимаю, холодильника и продуктов у тебя нет, - Макс закусывает губу. Нет, кто не любит гамбургер или пиццу… да и самим что-то готовить, в то время когда всегда все можно заказать, нет никакой необходимости.  Но вот хранить заказанное. - Тогда в SubWay.
Бутерброды не самое лучшее, что может быть,  но там можно самому выбрать, что будет в бутерброде, а что нет. А Макс сейчас вовсе не уверен, что сможет проглотить многое из продуктов. Волчий голод и спазмы в горле - не лучшее сочетание.
- Мы поедем? Не прогуляемся? - Кентон-младший надеется, что в его голосе нет паники. На самом деле, Макс сам ещё не уверен, какой вариант для него был бы предпочтителен. Не видеть спокойных, счастливых людей идя рядом, или наоборот пройтись по улице вместе с родственником и поверить, что все стало почти как прежде. Парень поджимает губы. Ничего как прежде не будет. - Давай, если  ты не против, найдем какое-нибудь авто окно для питания. А вечером заявимся в бар. Не хочу пока в кафе и пиццерии.
Матери он бы такое не осмелился предложить, хотя пару раз хотелось. Но она бы не согласилась. Не с ним. А Чарли, он производит человека, который вполне пойдет на такое. Хорошим отцом он никогда не был.

Отредактировано Max Kenton (04.01.2014 23:55:30)

+2

21

Чарли снисходительно усмехается. Отчасти мелкий прав, но только отчасти.
- Холодильник есть, - мужчина кивает в дальний угол трейлера, туда, где заодно и роботы живут. Мини-холодильник по типу тех, что в некоторых гостиницах в номерах стоят. Здесь, внутри грузовика, даже электричество есть, - но вот еды в нем нет, - Кентон, между прочим, спешил в Спрингфилд. Почти не спал и перекусывал в основном гамбургерами на заправках, запивая их энергетиками, хотя в последнее время старался перейти на нормальное питание, чтобы вернуться в форму.
- Хорошо, как скажешь, - Чарли кивает. Ему не привыкать к фастфуду, он не задумывается о том, что, возможно, пацан не хочет сидеть в кафе под взглядами прохожих. Он вообще не сразу замечает во всей фразе подвох, но в конце концов вспоминает, что бар - не место для несовершеннолетних.
- А не рановато ли тебе по барам ходить? - бывший боксер выгибает бровь, - Нет, я знаю, что ты - взрослый и самостоятельный, но у инспекторов по делам несовершеннолетних другое мнение, - не хватало еще нарваться на неприятности с копами. Как будто без них проблем мало. Кентон вздыхает и на редкость серьезно (для себя-то) смотрит на сына:
- Если хочешь напиться, то можно это и здесь сделать. Скажи только, чего взять: пива или покрепче? - мальчишке не помешает расслабиться разок. После такого-то нервного потрясения...

+2

22

Макс делает для себя мысленные пометку насчет холодильника. С пивом холодильник или с гаечными ключами? Насчет еды парень не волнуется. Был бы холодильник, а что в него положить - найдется. В обитаемых землях как-никак находятся.
- Отлично, - Макс кивает и направляется к выходу. Чарли, как и ожидалось не против подобного варианта. А значит, сейчас они погружаются в кабину, ищут в Спрингфилде МакАвто, стоянку для грузовика, бар где-то в спальном районе и поутру рвут когти из штата. Ну не поутру, а в обед. План выверен, но приступить к его исполнению Макс не успевает - Чарли меняет свое решение.
- Не рановато, - заявляет Кемптон-младший с полной уверенностью, и оборачивается, смотря на отца. Чарли говорит дело, но… - А что инспекторам делать в баре? - блондин приподнимает брови, чуть с насмешкой смотря на Чарльза. А затем разворачивается и продолжает путь. - Покрепче. - Отлично. Тогда план чуть меняется. МакАвто, супермаркет, стоянка.
Макс спрыгивает на землю и направляется к кабине. Напиться хочется. Напиться, забыться, помянуть. Макс на мгновение замирает. Нет, к последнему он ещё не готов - смириться с тем, что их больше нет, он не готов.
Остановившись перед дверью, Макс приходит к одному простому выводу. Высокий. На трассах может и есть авто-рестораны для дальнобойщиков, но в городе все МакАвто для легковушек.
- Ищем супермаркет поблизости от SubWay. В МакАвто нас на твоем монстре не обслужат.

+2

23

Вопрос ставит в тупик. С одной стороны, вполне логично: инспектора вряд ли ходят по барам и выискивают там несовершеннолетних. С другой - ну бывает ведь. Копы иногда устраивают проверку. И объясняй потом, что пацан - не просто пацан, а сын, и вообще пьет под присмотром.
Не поймут ведь. А то еще и попробуют родительских прав лишить. Особенно если действительно взять что-нибудь покрепче.
- Иди заводи, - Чарли бросает мальчишке ключи и провожает взглядом. Интересно, Макс уже получил юношеские водительские права? Снова мелькает мысль о том, что они с сыном друг для друга все равно что чужие люди. Придется узнавать друг друга... Хмыкнув, бывший боксер роется на полках и выуживает из бумаг запечатанный конверт - письмо, которое он написал Люси, но так и не успел отправить. Там и для Макса пара теплых слов была - из тех, что обычно пишут, мол, "расти большим и сильным, люблю, папа". А еще - сообщение о том, что отец и несостоявшийся муж надумал в Академию Егерей поступать, помятый рекламный буклет этой Академии и чек на n-ную сумму - алименты за пару последних месяцев. Кентон закрывает заднюю дверь грузовика и идет к кабине, где и вручает конверт сыну:
- Это тебе, - без лишних пояснений. Расчет был на то, что Макс письмо откроет, но не сейчас, позже, - Хорошо, как скажешь, - знать бы только, где этот супермаркет искать. еще и на заправку заехать бы не помешало... Чарли выводит грузовик с парковки на оживленную улицу и тихо матерится на едва ползущие впереди машины - привык к пустым автомагистралям вдали от крупных городов.
Впрочем, супермаркет находится быстро. И около него даже свободные места для парковки есть, куда мужчина и заводит грузовик. А потом вопросительно смотрит на сына:
- Идем за покупками? Или список составишь, а сам тут посидишь? - Кентону лень искать окошко, в котором "обслужат монстра" - проще зайти в супермаркет и самому все купить.

+1

24

Макс встает на подножку грузовика, и забирается в кабину. Заводи! Парень мысленно передразнивает Чарли. Это конечно здорово, но он не мелкий пацан, что бы его вот так подкупать. Перегнувшись через ручник, Макс вставляет ключ зажигания и проворачивает его. Ну и какая у тебя коробка? Двигатель фырчит и не заводится. Парень опускает взгляд ниже. Мдэ… три педали. Так что заводит монстра уже сам Чарли, когда погружается в кабину, но прежде сует в руки Макса какой-то конверт. В первый момент Кентон-младший с любопытством оглядывает бумагу, но натыкаясь на адресата, мрачнеет и сует во внутренний карман куртки, а затем внимательно наблюдает за дорогой, пока они не подъезжают к супермаркету.
- Разумеется, с тобой, - кто знает, что Чарли накупит. Нет, в том, что в спиртном он разбирается, Макс не сомневался. Этакое подсознательная уверенность, что взрослые мужчины  в этом отлично разбираются. - Но сперва в кафе, - Макс кивает головой на дверь под желтой стрелкой. Надпись «SubWay» слабо светится, не смотря на светлое время суток. Макс выходит из кабины и уверенно направляется в кафе.
В зале светло, полупусто, даже скорее совсем пусто -  из полутора десятков столиков заняты только три. Макс подходит к раздаче и какое-то время разглядывает предложенные сендвичи.
- Куриная грудка, ржаной хлеб, с луком и салатными листьями, но без помидоров, - Макс ненадолго зависает у кассы, выбирая напиток.  - И чай. – а затем расплачивается той наличностью, что ещё осталась с похода и направляется к угловому столику.

+1

25

Как Чарли и рассчитывает, пацан не кидается тут же распечатывать конверт, убирает письмо подальше. Только хмурится и пришибленно молчит всю дорогу - видимо, напоминание о матери расстроило. Кентон мысленно вздыхает, подумав о том, что, пожалуй, слишком поторопился, но дело уже сделано. Не отбирать же конверт назад с криками "я передумал, через месяц почитаешь!"
И, разумеется, мужчина и виду не подает, что кафе, вообще-то, даже не заметил бы, не укажи на него Макс. Спрыгивает на землю, захлопывает дверцу, ставит сигнализацию и идет за сыном, думая о том, что пока что можно позволить мальчишке покомандовать, как и что они будут делать. А потом, когда пацан отойдет от шока, обязательно нужно будет показать ему, кто глава семьи.
В кафе Чарли застревает на раздаче, мучаясь выбором между "вкусно и привычно", то бишь здоровенным хот-догом, и "невкусно, но полезно", то бишь овсянкой. Вообще хорошо было бы зайти в магазинчик "спортивное питание", но... в общем, в форму возвращаться всегда тяжело.
- Кофе и хот-дог, - решает, наконец, бывший боксер. Забирает заказ и устраивается за столиком напротив Макса. Кофе не так вреден, как те энергетики, которыми он "заправлялся" всю дорогу.
Отжевав кусок хот-дога и запив его кофе, мужчина пытается завязать разговор:
- Макс, насчет университета... Может, разумнее забрать документы сейчас, пока мы здесь? - не факт, что потом получится вернуться. И дело даже не в том, что Кентон намылился не в Арканзас, а на Аляску - если Кайдзю напал на Кокилл, то что помешает этим монстрам добраться и до Спрингфилда?

+1

26

Макс внимательно осматривает сэндвич, прежде чем вонзиться  в  него зубами. Есть хочется, но по-прежнему нет никакого желания. Особенно после того, как Чарли заводит разговор о документах. Кентон-младший одаривает отца тяжелым взглядом после такого заявления. Чего? Парень хмурится. Не успел войти в права опекунства, а уже распоряжаешься моей жизнью?!
- Зачем? Смысл? - Макс не задумывается о том, что изначально это решение принималось, что бы можно было ездить на выходных домой к матери. Теперь это уже не актуально, но по инерции Марк готов и дальше идти этим путем. Парень делает осторожный глоток чая, и зло смотрит на Чарли. - Куда с ним? Ну, уж нет. Вопрос закрыт. - Макс откидывается на спинку кресла. И что бы уж совсем продемонстрировать. Что это последнее слово, и говорить тут не о чем, достает из-за пазухи письмо, деловито вскрывает и начинает вчитываться.
И это все неправильно, такое ощущение, что он подсматривает или подглядывает за родителями.  Возможно, Чарли не так и плох, как казалось Максу. Или ему просто некому больше писать, не с кем делиться. Губы кривятся, когда Макс доходит до строк адресованных ему. Их парень перечитывает несколько раз, возвращаясь после того как письмо дочитано до конца. А затем уделяет внимание чеку. Что ж, хотя бы здесь честен.
- К тому же у тебя свои планы, - Макс зло смотрит поверх письма. Опять Чарли его собирается бросить. Помешал тебе, да?Кентону-младшему не совсем ясно, на что он злится. У Чарльза вполне может быть своя жизнь. Свои планы, и он вовсе не обязан думать о Максе. Вот только не надо было пытаться изображать заботливого отца... "Дай мне шанс"! - И мне там место нет. Так что я с тобой до осени по решению суда, а дальше в разные стороны.
О том, что он будет делать потом, Макс не думает. Не знает. Не видит смысла. А значит, нет абсолютно никаких причин забирать документы и что-то менять.

+1

27

Макс отчего-то снова щетинится, топорщит иголки, как самый настоящий дикобраз, и Чарли теряется. Такой реакции он не ожидал, так что настаивать не решается:
- Ну, возможно, ты захочешь учиться в Арканзасе, а с возвращением в Спрингфилд могут возникнуть проблемы... Но как хочешь, дело твое, - раз уж вопрос закрыт и слушать пацан ничего не желает. Кентон делает вид, что ему абсолютно все равно, что он целиком и полностью поглощен своим хот-догом, но все равно исподтишка наблюдает за тем, как сын распечатывает его письмо.
Не вовремя. Лучше бы он прочитал его завтра или через пару дней.
И реакция опять не та, которую ожидал бывший боксер. Вместо того, чтобы увидеть возможность отомстить за мать и заинтересоваться поступлением в Академию Егерей, Макс злится и воспринимает все совсем не так.
Чарли чуть не давится куском колбасы, когда его обвиняют в попытке очередной раз бросить сына. И что, спрашивается, теперь делать?
- О чем ты? - растерянно спрашивает мужчина. К конце концов. разве он не отказался от своих планов, приехав сюда, чтобы забрать мальчишку? - Макс, я не собираюсь тебя бросать! Да, у меня были планы... - и они до сих пор актуальны, только немного видоизменились, так что пацану в них важная роль отводится, но знать ему это не обязательно, -...но это не значит, что они мне дороже тебя! - Кентон перегибается через стол и кладет ладонь на плечо сына, сжимает, заглядывая ему в глаза. Мелкий-то и правда для него дороже Академии, - Слушай... Я уезжал, потому что у тебя был дом, еда, любящая семья. У тебя были те, кто мог позаботиться о тебе куда лучше меня. Твоя мать меня убила бы за одно только предложение взять тебя с собой! Но сейчас... - Чарли вздыхает, пытается подобрать слова, - сейчас ведь я тебя не гоню. Ты можешь жить со мной столько, сколько захочешь. Я даже могу продать трейлер и купить дом... где-нибудь подальше от океана...

+1

28

Макс пристыжено опускает глаза. Похоже на этот раз он поспешил вынести обвинение Чарли. Тот оправдывается, причем оправдание выглядит крайне логичным и рациональным.  По правде говоря, Кентон-младший даже склонен согласиться, что это было правильным решением, но...
- Мог бы и предложить… - Макс бурчит тихо-тихо себе под нос. О своей жизни он ни капли не жалеет, но все равно, нет-нет, думает о том, что все могло бы быть иначе, будь рядом Чарли, а не Люси... Или вместе…
Парень тяжело вздыхает, но действительно огорченным почувствовать себя не удается. Черт возьми, Чарльз согласен отложить свои планы ради него. Макс старается широко не улыбаться, вообще не улыбаться, но сердце все равно ликующе стучит. И Кентон-младший усилием воли пытается заставить себя успокоиться. Ему нельзя верить… Ему уже не пять лет, что бы покупаться на это.
- Правда? - в голосе Макса, все равно, против его воли звучит надежда, а губы трогает неуверенная улыбка.  - Извини, что помешал планам… - а вот раскаяния в голосе ни на грош. Максу, конечно, жаль, что Чарльзу пришлось поменять планы, но слишком уж он счастлив это слышать. - Не надо продавать трейлер, - продать трейлер - это значит осесть, найти работу с  девяти до восьми с перерывом на обед, завести собаку… - Макс вовсе не хочет заставлять Чарли пойти на это.  - Но я бы хотел остаться с тобой.

+1

29

Макс что-то ворчит под нос, но, кажется, поверил и не собирается и дальше обвинениями бросаться. Наверное, понял, что в жизни Чарли не было места ребенку. Люси это прекрасно понимала, как понимала и то, что привязать к себе любовника ребенком, заставить его женится на ней, построить домик с белым штакетником и растить там детей, не получится. Тогда, когда Макс родился, Кентон мечтал о карьере в спорте, огромных гонорарах и шумных мегаполисах. Он был молод и старался брать от жизни все, а потом так и не повзрослел, став таким же безответственным и рисковым бродягой-Чарли, который нигде не задерживался надолго. Даже сейчас бывший боксер не был уверен в том, что готов к роли отца и главы семейства.
- Правда, - Кентон так же неуверенно улыбается в ответ и тут же хмурится, - Не извиняйся. Ты не виноват, - никто не виноват. Никто не мог знать, что очередной монстр, появившийся из разлома, нападет на не крупный мегаполис, а на маленький городок у побережья. К тому же, на планах пока что не поставлен крест.
- То есть ты не против жить в трейлере? - немного удивленно переспрашивает Чарли. Макс ведь наверняка привык к удобной, мягкой кровати, санузлу с ванной, домашней еде, какому-то постоянству, что ли. Этого мужчина дать сыну не может. Разве что по дороге попадется мотель, в котором можно будет остановиться на ночь, - Ты уверен? Если тебе что-то не нравится - просто скажи.

+1

30

Макс кивает. Никто не виноват. Но того факта, что он спутал все карты Чарли, это не отменяет. Так что самое лучшее, что Кентон-младший может сейчас сделать - это дождаться совершеннолетия и свалить, не заставив отца особо менять свой образ жизни. Хотя здоровый эгоизм требует другого. Пусть хоть раз в жизни побудет отцом! Дом, собака, барбекю по выходным, походы на футбол… заманчиво, но он уже большой мальчик, проживет как-нибудь без этого.
- А что тут такого? - Макс слабо понимает все трудности жизни в трейлере. По правде говоря, предлагая оставить все, как есть, парень даже не задумывался об этом.  - Ты же живешь и ничего! - в голосе слышится плохо скрываемый вызов.  "Все, что можешь сделать ты, я могу сделать лучше!" Мысленно цитирует Макс строчку из какой-то песни. -Но я запомню, и обязательно скажу, если что.
Парень кивает и делает пару глотков чая, заедая бутерброд.
- Но пока нам надо зайти в супермаркет. Что у тебя есть из продуктов? Аллергии не на что нет? - Макс доедает бутерброд и испытующе смотрит на Чарли и делится. - Я яблоки не люблю. Вкус. - парень морщится и допивает чай. - Поел? Идем.
Макс ждет когда Чарли закончит и поднимается.

+1


Вы здесь » The world of Pacific rim » Пре-канон » Здравствуй, папа, я - твой сын!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC