The world of Pacific rim

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The world of Pacific rim » Пре-канон » "Серп и Молот" - коси и забивай!


"Серп и Молот" - коси и забивай!

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

Название отыгрыша:
"Серп и Молот" - коси и забивай!
или
От сессии до сессии живут студенты весело.

Участники:
Charles Kenton, Max Kenton

Жанр, рейтинг, возможные предупреждения:
рейтинг общий, возможно экшен, возможно юмор, возможно насилие, детям и беременным читать осторожно

Краткое описание:
Остров Кадьяк, штат Аляска, Академия Егерей.
Поступить в Академию не самое сложное, самое сложное выдержать учебу и пройтити хотя бы первый срез.

Связь с другими эпизодами, хронологические рамки:
с 01.08.2016, через некоторое время после Здравствуй, папа, я - твой сын!

Отредактировано Max Kenton (18.04.2014 22:06:19)

0

2

Путешествие на Аляску оказалось весьма занятным.  Все началось с того, что они заехали в университет забрать документы. Нет документы-то им отдали, и даже почти без вопросов. Точнее, девка в приемной сперва поджала губы, неприязненно вопрошая: "А чего забираете?" А потом поперхнулась, прочитывая родной город в личном деле.  И стала смотреть так… неприязненно-сочувственно, что Максу захотелось  её тут же убить. Но убивать работников университета, даже в такое время, нельзя. Поэтому Кентон-младший лишь как можно скептически тянет: "Захотелось". Наверно, это следовало воспринять как знак, но Макс никогда не был суеверным. К тому же в тот момент ему просто хотелось убраться подальше от этого жалостливо-брезгливого взгляда.
А потом началась дорога, и Макс на практике узнал как часто это «пару раз поковыряться в моторе». В первый раз это случилось недалеко от границы с Вашингтоном, потом на границе с Канадой, потом...  Но на самом деле это было даже забавно.  И да, Чарли был прав, джинсы пришли в негодность уже к середине пути, пришлось в Канаде посетить ещё один супермаркет и выдержать ещё одну покупку брюк.  Зато Макс к концу пути уже стал неплохо разбираться в моторе. В смысле, что есть что, и из-за чего оно может не работать.
А ещё убедился, что ему действительно дико не хватало отца все эти семнадцать  лет. И  что Кентон-старший ещё многому бы мог его научить. Мать была не совсем права - не такой уж Чарли и самовлюбленный бездельник.
В общем, эти полтора месяца оказались занятными. С Чарльзом оказалось на удивление легко, хотя своих закидонов у мужчины хватало.  Да и привыкнуть жить в трейлере оказалось, не так просто как казалось поначалу.
Так что Академию Макс воспринял, как манну небесную. Бокс не трейлер, да и душевая кабина с уборной есть. К тому же первые тесты оказались довольно простыми: проверка психики, медкомиссия, тестирование базовых навыков - но несколько выматывающие. 
Под конец первого дня, Макс просто с ног валился с непривычки. Кентон-младший падает лицом на подушку, и лениво поворачивает голову набок, в сторону отца.
- По-моему, никто из нас не пройдет, - Макс криво ухмыляется. - Но учиться тут наверно классно.

+1

3

Путь до Аляски был неблизким. Проще было бы, конечно, продать трейлер и взять билеты на самолет до Анкориджа, но... Чарли бы, конечно, так и поступил, будь у него хоть какие-то гарантии. Но пролететь с поступлением в Академию и остаться с пустыми руками ему не улыбалось, к тому же привязался к грузовичку за столько лет, малейшие неполадки в работе мотора по шумам в двигателе на слух определял - ну как тут продавать?
Так что добираться пришлось своим ходом. Дорога заняла около шести недель, и это при том, что они нигде подолгу не задерживались, остановки делали обычно на пару часов, на поход в магазин, отлить и ноги размять, как говорится, да несколько раз останавливались на ночь в мотелях, чтобы помыться и отоспаться. кентон-старший учил сына всему, что могло пригодиться в дороге: и трейлером управлять, и в карбюраторе и моторе ковыряться, ключи по номерам различать, и боксировать - в качество зарядки. К тому же, должен же пацан уметь за себя постоять? Бокс - для настоящих мужчин!
К тому моменту, как они переправились на Кадьяк, мужчина был уверен в том, что Макс сможет отправить в нокаут пару-тройку каких-нибудь мудаков. И, может быть, какого-нибудь полупрофессионала своей весовой категории, если повезет. В любом случае, это было лучше, чем ничего.  Правда, демонстрировать в Академии свое боевое мастерство им не пришлось: проверяли в основном всякую ерунду вроде реакции, стрессоустойчивости, здоровья... По ощущениям Чарли, они целую кипу бумаги исписали во время всех этих тестов. Так что, как и мелкому, вечером ему хотелось просто лечь и отрубиться.
- Думаешь, зря я стоянку на месяц оплатил? - бывший боксер усмехается, раздеваясь, а потом роется в сумке в поисках полотенца. Хорошо, что им какое-никакое жилье выделили со всеми удобствами вроде туалета и душевой, - Поживем - увидим. Может, нам повезет, - хотя, учитывая количество желающих, это маловероятно.
- Я в душ, - сообщает Чарли и отправляется отмокать под струями горячей воды. А когда возвращается в бокс - буквально падает на кровать поверх одеяла.

+1

4

- Угу, - Макс утыкается носом обратно в подушку и думает, что нужно тоже подняться и пойти. Утреннее и вечернее омовение  - это важно. И пока есть возможность, ей нужно пользоваться, даже если двигаться совсем не хочется. А то ли ещё будет!
Месяц на попытку? Кентон-младший улыбается краем губ. Нет, Чарли вовсе не безответственный человек, раз подготавливает план отступления.
Макс напрягает мышцы и... все-таки встает, разминаясь с отцом в дверях бокса. Душ и чистка зубов действуют весьма положительно на общее состояние организма, так что назад Макс возвращается гораздо менее разбитым, чем уходил.

А на следующее утро подъем в восемь утра и на душ времени не остается, разве что прополоскать рот ополаскивателем. На построении Макс недовольно ежится, прикидывая что им приготовлено на сегодня. Кентон-младший никогда  не  был в армии, в военном училище или на исправительных работах, но подозревал, что там нечто подобное: дисциплина, контроль, давление.
Сержант (или кто это?) громко зачитывает план на сегодня. В плане значатся физические нагрузки, тренировки и проверка выносливости. Макс тихо выдыхает. Сегодня вечером будет еще хуже. Но вообще на свою физическую подготовку Макс очень надеется. Он не был хиляком в школе, да и тренировки с отцом тоже даром не пропали. Но...
- ... и Кентоны за мной. У вас отдельная программа.
Макс коротко оглядывается и замечает, что они  не одни такие. Ещё несколько человек так же неуверенно оглядываются по сторонам. И все либо родственники, либо семьи.
- Идемте, - Их группу отводят в небольшой зал, отдельно от остальных. И уже там поясняют, что это за "отдельная программа". "Тест на совместимость", это так называют. Как понимает Макс, они пытаются выяснить, стоит ли возиться с ними. И если возится стоит, то их шансы попасть в академию очень даже велики. Это круто! Макс оглядывается через плечо, ища глазами Чарли.
У психологов Макс так же никогда не был. Ну, если не считать тех, у кого он побывал за этот год (или даже скорее за три последних месяца: вчера и после трагедии). Но это были "индивидуальные мозгоправы", а тут их усадили за столы и раздали "тесты на совместимость". Её богу, как на сеансе какого-нибудь семейного психолога! По крайней мере, Максу это именно так представлялось. И пока они заполняли анкеты: "выберите  три наиболее понравившихся слова и запишите их в порядке симпатии", сержант далее озвучивал нехитрый план.
- Сперва анкеты, затем тест на доверие и работу в команде. И аккуратнее там с тестами! Не шептаться, не списывать, отвечать правдиво.

Отредактировано Max Kenton (01.05.2014 19:18:52)

+1

5

Ранними подъемами Чарли было не удивить. Он был морально готов к подобному, прекрасно осознавая, что обучение в Академии мало будет отличаться от любой другой военной подготовки. Ежедневные построения, жесткая дисциплина, "жизнь по расписанию" - да, это все пока что не шибко вдохновляло, но нужно было смириться и стараться привыкнуть, раз уж приехали сюда.
Но как тут привыкнуть, если только что озвученное "курсантам" расписание меняют? Причем лично для них с Максом?
"Отдельная программа?"
Кентон-старший хмурится, поскольку не ждет от этого ничего хорошего. Но, заметив, что из общего числа поступающих не только их отсеяли, а еще несколько человек, решает, что, возможно, все не так уж плохо. А уж когда объявляют, что им предстоит тест на совместимость, до бывшего боксера окончательно доходит: вот оно, то, ради чего стоило поступать в Академию вместе! У родственников больше шансов поступить, потому как они психологически близки или что-то в этом роде. Правда, они с Максом не сказать что бы похожи, да и узнавать друг друга, можно сказать, только начали...
"Рано обрадовался..."
Чарли хмуро смотрит на свою анкету, а затем косится в сторону мелкого, стараясь разглядеть, какие пункты он отметил. И что написал в ответе. Давненько ему списывать не приходилось, с самой школы... Кое-что он, конечно, и сам старается отвечать, но при случае, когда наблюдающие не видят, старается проверить, совпадает ли что-нибудь с анкетой пацана.
Ну, их хотя бы не выгоняют с тестирования. Это уже радует.
Анкеты собирают, курсантов ведут куда-то по очередному безликому коридору. Кентон-старший даже представить себе не может, что из себя представляет этот тест на доверие, и потому нервничает.

+1

6

- ...и «нет».
Макс тихо шепчет, ставя последнюю галочку, и пробегает еще раз глазами по всему бланку, хмурится, поправляет хвостик у "ж" и сдает тест проверяющему.  Внутри будто дрожит натянутая струна. Хотя всю важность теста Макс и не понимает. Для него это просто какие-то бумажки. Провалиться на тесте? Да вы шутите! Кентон-младший воспринимает это как некую формальность: ответили и забыли.  Он бросает быстрый взгляд на отца. Чарли почему-то нервничает, и Максу это не нравится. Может он что-то не так понял? Но долго рефлексировать времени нет. Едва последний сдает анкету, как их поднимают на ноги и ведут в следующую комнату.
Тест на доверие, проговаривает про себя Макс. Остается только гадать, что подразумевают под этим организаторы. Кентон-младший то и дело косится на Чарли, думая, а насколько в действительности он ему доверяет. Он, конечно, узнал этого мужчину за эти несколько недель. Но насколько хорошо? Сколько всего о нем, он ещё не знает? Макс тихо вздыхает, и думает, что ещё пару месяцев назад, он послал бы Чарли куда подальше, попробуй тот предложить ему руку помощи. А теперь доверяю? Макс жмурится. Как бы и что там ни было, а это тест на доверие, и значит, ответ на этот вопрос может быть только один. Если, конечно, он собирается  пройти его. Доверяю.
А "сержант" между тем объясняет правила теста и Максу хочется ржать. Они серьезно? Один закрывает глаза и "падает", а другой должен его поймать? Те самые тесты, которые используют в супермаркетах и компаниях, что бы укрепить доверие в коллективе? Макс ежится. В бойскаутах они проходили такой же тест. Кентон-младший оборачивается на Чарли, и думает, что ему отца удержать будет непросто.  Ну что ж, он не против т "падать".
Макс закрывает глаза, вздыхает и откидывается назад. Тело противится, и Максу приходится сделать несколько попыток. То что "сержант" в это время дает знак "не ловить", он не видит.

+1

7

Пол в зале, куда их приводят, как-то странно пружинит. Он не то что бы матами застелен, просто более мягкий и упругий, покрыт поверх досок чем-то еще. Поэтому Чарли приходит к выводу, что это зал для каких-то тренировок, а покрытие на полу предназначено для того, чтобы тренирующие при падении не отбили себе остатки мозга. Значит, здесь они будут тренировать доверие? Или что-то еще?
Когда инструктор озвучивает условия теста, Кентону-старшему кажется, что у него сейчас начнет нервно дергаться глаз.
"Они что, издеваются?!"
Да что за детские игры? Что за дурацкие задания? Кто вообще придумывает эти тесты? Что это за глупость - падать спиной назад и надеяться, что тебя поймают? Нет, насчет доверия-то все понятно, но... Мужчина с сомнением смотрит на сына. Комплекцию кто-нибудь учитывает? Макс же мелкий еще, даже при всем желании поймать отца вряд ли удержит его не самую легкую тушку. Да и вообще, что сложного-то в этом задании? Просто взять и упасть, подумаешь! Он, конечно, никогда не проверял, потому что времени на такую ерунду не было, но звучит совсем просто.
Значит, наверняка в чем-то подвох. Благо падать предстоит пацану. Чарли нервничает и напряженно следит за сыном, готовясь его подхватить. Тот, почему-то, падает далеко не с первой попытки, но о причинах бывшему боксеру думать некогда, как и о замеченном краем глаза жесте инструктора, что-то там показывающего. Кентон-старший ловит мальчишку, не позволяя ему упасть, и одним рывком ставит на ноги, а потом с удивлением оборачивается на шум падающих тел. Не всех, конечно,  но многие почему-то не стали ловить своего партнера, и мужчина чешет затылок, гадая, не пропустил ли он чего.

+1

8

Падение длится недолго и прерывается насильно. Не то чтобы Макс не доверял Чарльзу, но червячок сомнений, что не удержит, не успеет подхватить, всё равно присутствует. Он резко открывает глаза, когда чужие руки подхватывают его под лопатками, и его рывком ставят на ноги. Голова в первый момент идет кругом, Макс  ошарашено моргает, и осматривается. А ему, однако, повезло!
- Доверие между напарниками – это очень важно. Если вы завершите  обучение и станете пилотами, вам придется лицом к лицу столкнуться с кайдзю. И ваши напарники должны знать, что могут безоговорочно вам доверять, - сержант неодобрительно смотрит на пары выполнившие приказ. - Что вы скорее сами подставитесь, чем подставите их, но? - теперь неодобрительного взгляда заслуживают все остальные, - Выполнение  приказов – это важно. Это очень важно. Мы все одна команда, а значит должны действовать сообща и доверять своему командиру.
И тут он опускается на пол и похлопывает ладонью, приглашая остальных присоединиться. Вот ей богу, Максу в этот момент он  до чертиков напоминает их вожатого в лагере. Или старшего в их отряде. Что само собой наводит его на мысли о Кокиллее, и Макс мрачнеет.
И инструкции между тем  продолжаются и сводятся к следующему. Каждой паре следует взяться за руки  а свободными  конечностями завязать узел на шнурке. Не столько доверие, сколько слаженные действия в команде.
Макс удивленно оглядывается, решая, что всё это даже забавно, не серьезно как-то, но забавно. Решительно вкладывая правую руку с ладонь Чарли, он чуть сжимает её и улыбается. А затем невольно отшатывается в сторону от прилетевшего в их сторону шнурка.
- Приступим? - Макс бреется за свой конец шнурка и ненадолго зависает, пытаясь вспомнить как  вяжутся узлы. Обоими руками – да без  проблем! Хоть с закрытыми глазами, но одной... Он даже отбирает у Чарли веревочку, и медленно, поэтапно рассматривает способ завязывания узла. - Ага… ясно. Ну, значит, я держу, ты обматываешь! - широко улыбаясь Кентон-младший, вновь вцепляется в руку Чарли.

+1

9

Чарли хмурится. Ему не нравится происходящее и не нравится то, что инструктор так и не сказал, что важнее: доверие между партнерами или подчинение приказу. Собственно, у Кентона-старшего свое мнение по этому поводу есть: к черту такие приказы, из-за которых он должен позволять своему недавно обретенному сыну долбануться затылком о пол. Да, это армия, приказы надо выполнять, но с такими приказами в армии останутся солдаты с отбитыми мозгами.
Хотя, кажется, он просто не понял смысла теста. Может быть, им хотели продемонстрировать, что иногда приходится выбирать между двумя важными решениями? Ну так каждому пню понятно, что так бывает!
А потом тренинг и вовсе превращается в настоящий балаган. Чарли все больше мрачнеет, но без возражений садится на пол и с самым тоскливым выражением лица выслушивает инструкции.
- Детский сад какой-то. Мы им что, дети малые? - шепотом жалуется он сыну, когда инструктор отворачивается. Но, судя по улыбке Макса, того происходящее забавляет. По крайней мере, он намеревается все задания выполнить. Чарли вздыхает, но сжимает ладонь пацана в своей, а потом с сомнением разглядывает шнурок:
- Ладно, попробуем... - всякие узлы он вязать умеет, но одной рукой это непривычно и неудобно. Шнурок так и норовит выскользнуть из мозолистых пальцев. Первые две попытки заканчиваются неудачей, но, наконец, бывшему боксеру удается завязать какой-никакой узел. Сказывается многолетний опыт "почини машину сам", все-таки не раз приходилось одной рукой что-то делать.
- Сойдет? - с опаской интересуется он, разглядывая узелок.

+1

10

Макс фыркает в ответ на замечание Чарли. В группе скаутов всегда находилась пара людей, считающих, что семнадцатилетним парням есть чем заняться помимо "тупых игр для малолеток". Вот это эти самые "тупые игры" помогают развить командный дух, сплотить людей, развить логику, доверие и взаимовыручку. К тому же, помимо прочего, это забавно. Потому Макс лишь одобряюще улыбается отцу. Стыд и неудобство скоро пройдут, главное не цепляться за них, а позволить себе включится в игру.
Макс азартно советует, как лучше сделать, куда подвести, и всё порывается вырвать руку, что бы помочь. В комнате собственно стоит галдеж. Но далеко не у всех все гладко. Некоторые пары и вовсе почти разругались, пытаясь завязать этот несчастный узел. Так что когда шнурок, наконец, связан в кольцо, Макс чувствует неподдельную гордость за это пусть небольшое, пусть шуточное, но достижение.
- А то ж! - Макс подмигивает Чарли, и всем своим существом буквально излучает радость. Они справились. Причем одни из первых. И это офигенно круто!
Следующие минут пять  Макс исподтишка разглядывает Чарли, другие пары, сержанта, комнату и уже начинает откровенно скучать, когда последние кое-как, но все-таки справляются с заданием.
- Примерно так и работают Егеря. Вы должны уметь договориться со своим партнером и скоординировать действия, - сержант выразительно смотрит на пару умудрившуюся разругаться и дольше всех провозившуюся с заданием.
- Отлично. Вернули шнурки мне, - сержант вздыхает, и Макс спешно думает, что же должно быть дальше, что можно ещё придумать. Но тот его удивляет, задавая кажется неуместный вопрос. Нет, так-то он уместный, но какой-то внезапный. - Надеюсь, все могут и знают, как драться? - Несколько человек отрицательно качают головой, и сержант закатывает глаза. Макс не уверен, но, кажется, он даже расслышал проклятия, сорвавшиеся с его губ. - Так, вы ко мне, остальные поднялись и занялись спаррингом. Вопросы?
Под взглядом, которым одарил их наблюдающий офицер, у Макса все вопросы завяли на корню. Кентон-младший поднимает на ноги и нерешительно становится напротив Чарли. Отец конечно учил его боксу, но одно дело один на один около грузовика, и другое тут на глазах у других.

+1

11

- И что это значит? - интересуется Чарли у пацана. Поглядывает кругом - они еще быстро справились, многие пары еще мучают несчастный шнурок, - Мы этот тест прошли или как? - здесь, похоже, результат должен быть однозначным, а не как в предыдущем, с падением. Или их кураторы еще что-нибудь придумают?
Пока остальные участники пытаются вязать узлы, Кентон-старший сидит как на иголках. Разумеется, он нервничает! Все эти дурацкие задания, которые впору в детском саду или школе давать - совсем не то, что он ожидал от военизированной организации, занимающейся подготовкой рейнджеров-пилотов и высшего офицерского состава PPDS. Добавляет нервяка и неизвестность: им не сказали, надолго ли это занятие и сколько вообще подобных тестов нужно пройти. А еще бывший боксер значительно старше многих из новобранцев, и оттого чувствует себя ископаемым динозавром.
Поэтому, когда сержант дает простое и понятное задание, Чарли с облегчением переводит дух и решительно поднимается на ноги. О, драться - это да, это он умеет! Наконец-то подошли к тому, что хоть как-то связано с пилотированием Егерей!
- Эй, давай покажем им, что такое настоящий бокс! - подбадривает он нерешительно замявшегося сына и просто лучась энтузиазмом, - Давай, Макс, я же тебя учил! Давай потанцуем немного, пусть позавидуют! - многие из тех, кто говорил о своем умении драться, просто бессмысленно мнутся друг напротив друга и нелепо машут руками или ногами. С единоборствами тут знакомы единицы, и это шанс привлечь к себе внимание куратора. показать, на что они вдвоем способны.

+1

12

На Чарли Макс смотрит несколько скептически. Настоящий бокс, как же. Он совсем не уверен, что это будет хоть сколько-то много похоже на бокс. Безусловно, бокс это не атрибутика, это спортивный дух, характерные движения, свои правила и судейство. Вот только то, что у них все это есть Макс сильно сомневается. Но почему бы и нет? Хорошо.
Парень сжимает кулаки, переступает с ноги на ногу, принимая правильную стойку. Чуть покачивается, равномерно распределяя вес тела, сжимает кулаки, поворачивая их костяшками наружу. Потанцуем...
Первый удар выходит робким, скорее прицелом для дальнейших. Костяшки правой руки скользяще проходятся по корпусу Чарли. все вообще вначале медленно. По пра-ви-лам. Макс приседает, пропуская удар, выставляет руки, защищая голову и корпус. Настоящий бокс.

+1

13

Теперь уже пацан немного нервничает, и это, как ни странно, еще больше успокаивает Чарли и вместе с тем подогревает его энтузиазм. Эй, в чем Макс сомневается? У него был самый лучший учитель бокса в мире! Пацан, правда, еще не бог весть какой боксер, но основы знает, так чего стесняться-то?
Все начинается как разминка перед тренировкой, привычно и неторопливо. Первый удар мелкого выходит смазанным и неуверенным, Кентон-старший даже не бьет в ответ - просто делает выпад, пугая, и кружит вокруг сына, примериваясь. Это еще не бокс - так, дурачество. У них даже перчаток нет, поэтому приходится соразмерять силу удара, чтобы не навредить друг другу и не посбивать костяшки.
Но постепенно спарринг ускоряется. Чарли бьет не всерьез, но теперь это куда больше похоже на настоящий бокс, чем их обычные тренировки. Окружающие просто перестают существовать, есть только Макс, его противник. Его движения, выпады, удары, мгновенно находящие отражение в движениях отца. Кентон-старший практически чувствует, что Макс сделает в следующую секунду, и успевает закрыться или уйти от удара.

+1

14

С каждым ударом, Макс все больше и больше втягивается в бой, абстрагируясь от остального мира. Думать о том как бить, как блокировать, как уклоняться Кентон-младший не успевает. В большинстве случаев тело реагирует автоматически, ориентируясь на инстинкты привитые за эту пару месяцев, в остальных же действует на инстинктах. И надо сказать - вполне удачно. В том смысле, что никаких случайных захватов, подножек, бросков не происходит. И это уже хорошо. Костяшки пальцев неприятно зудят, но в азарте боя, это почти не чувствуется.
Удар, нырок, блок. Максу кажется что пару раз он довольно сильно задел Чарли. Правда в основном в блоки, но не соизмеряя силу удара. Со стороны Чарли надо сказать таких косяков не наблюдалось. Вроде.
Во время очередной связки, Макс делает шаг назад, неудачно поскальзывается, теряя равновесие, заваливаясь на бок. Встреча с полом довольна неприятна, но не смертельна и даже не травмоопасна. Перекатившись, Макс поднимается на ноги, трясет головой, пытаясь прийти в себя. Эта краткая передышка позволяет  на секунду вынырнуть из горячки боя и прикинуть куда нанести следующие удары.

+1

15

Мелкому явно недостает опыта для того, чтобы смягчать удары. Пару раз он довольно болезненно задевает Чарли, но тому не привыкать. Из-за такой мелочи он не выпадает из ритма боя, даже виду не показывает, что чувствует боль.
Руку оступившемуся пацану Кентон-старший протягивает еще до того, как Макс здоровается с полом:
- Ты как? В порядке? - вот это неприятное происшествия из ритма таки выбивает, и, хотя сын поднимается с пола без его помощи и вроде как готов продолжать спарринг, бывшему боксеру как-то не хочется махать кулаками. Выдохся немного: все же мелкий заставил его хорошенько попрыгать по "рингу", со скоростью юности тягаться трудно.
К тому же Чарли замечает, как пристально смотрит на них куратор, не глядя делающий пометки в своем блокноте, и снова начинает волноваться. Они что-то сделали неправильно? Или, наоборот, правильно? Чем заслужили такое пристальное внимание? Куратор, заметив, видно, паузу, идет к ним, и мужчина нервничает еще сильнее, хоть и пытается этого не показывать.
- Идите за мной, - коротко командует сержант, ничего не пояснив, и тут же удаляется, спокойный, как танк. И такой же безмолвный. Чарли нервно проводит ладонью по волосам, вытирает со лба выступивший пот и идет следом за куратором, то и дело косясь на Макса - может, он хоть что-то понял?

+1

16

- Ещё бы! - Макс чуть насмешливо смотрит на Чарли. Другого ответа на данный вопрос просто не может быть. Даже если б он чувствительно приложился, поставив себе огроменный синяк, а это к слову не так, ответ все равно был бы таким же. Так что Кентон-младший абсолютно точно готов к продолжению спарринга. Вот только продолжения не предвидится.
Когда куратор отдает команду, а это именно команда, которую нельзя не выполнить, Макс косится на Чарли, и чувствует, как по спине ползет холодный пот. Это из-за того, что я упал? Даже понимая всю нелепость предположения, отделаться от неприятных ощущений не удается. Макс вытирает руки о штанины, и отвечает таким же растерянным взглядом на взгляд Чарли. Ну, это же вроде должно быть хорошо, да? Вся уверенность, что все пройдет неплохо, мигом испаряется, оставив вместо себя лишь легкий налет оптимизма, да здравый смысл, который кричит о том, что будь все плохо, с ними бы не стали церемониться, а отправили б куда подальше.
Следом за куратором они выходят из зала, и следуют по какому-то коридору, может даже по тому же самому, по которому они шли сюда. Все эти переходы чрезвычайно похожи друг на друга, отличаясь лишь большими буквами-цифрами написанными темной краской на стенах. Заканчивается их поход перед дверью, за которой скрывается небольшая комната кабинет. Макс старается, как можно незаметнее оглядеть комнату, что бы понять, зачем они здесь. Точно не драться.
- Заполните тесты A-1,2,3,5 и B-3, - сержант кивает на стол, где лежат листы бумаги в пяти ровных стопках и стоит стакан с ручками. - Не списывать. Вернусь через полчаса.
Когда за куратором закрывается дверь, Макс вновь вытирает руки о штаны. И тяжело сглатывает. Это его "не списывать" прозвучало почти как в школе, вот только желания проигнорировать это "пожелание" нет. Кентон-младший с опаской смотрит на тесты, думая, что там такое.
- Ну, начнем? - Макс смотрит на Чарли взволнованно, неуверенно и говорит, только ради того, что бы сказать, и хоть как-то развеять это напряжение. - Вот она - бюрократия в действии!
Плюхнувшись на стул, Макс притягивает к себе ближайший тест, и бегло просматривает его. Это нечто вроде резюме: имя, фамилия, родословная, группа крови, образование, навыки, опыт...  С последним у Макса явно наблюдается напряженка.

Отредактировано Max Kenton (03.08.2014 22:51:53)

+1

17

Мелкий тоже не знает, что происходит. Он так же растерян, не понимает причин, почему их спарринг оборвали. Чарли вздыхает и идет за куратором, мимоходом хлопнув пацана по плечу. Да, не так он себе представлял поступление в Академию... От местных заморочек хочется сбежать куда подальше и никогда больше не возвращаться. Ощущение, что их всех бросили в воду, как слепых кутят, и издалека наблюдают за барахтанием, выжидая, кто утонет, а кто сумеет выбраться на берег, становится все сильнее. Никто ничего не объясняет. Дают задание - и следят за реакцией, чуть ли не время засекают, когда "подопытные" сообразят, что от них требуется. Дурдом. Только стены не белые.
Кабинеты бывший боксер всегда не любил. Это значило, что их к какому-то начальству или очередному "наблюдателю" привели, а оказываться "на ковре" мало кто любит. Кентон-старший вот терпеть не мог, как и всяких надутых важных птиц, в основном из-за мерзкого ощущения, будто он не взрослый самодостаточный мужчина, а нашкодивший школьник, которого привели в кабинет директора.
Тесты, тесты, опять тесты... Чарли опускается на стул и нервно косится на закрывшуюся за спиной куратора дверь. Ощущение, что за ними наблюдают, никуда не исчезает. Почему-то кажется. что факт списывания точно установят и выставят их отсюда с позором. Значит, придется обойтись без читерства.
- Начнем, - кисло соглашается он с сыном, придвигая к себе первый листок. Машинально заполняет - к таким "анкетам" не привыкать, когда часто ищешь работу, - Я уже начинаю жалеть, что мы сюда сунулись. Чувствую себя лабораторной мышью...

+1

18

- Да, ладно тебе, - Макс пялится в пустую графу и мучительно соображает, что же тут написать. Лабораторные мыши? Макс пытается представить, какого это быть лабораторной мышью. Нет, вряд ли лабораторные мыши чувствуют себя именно так. В конце концов, их не тыкают, не садят в лабиринты, не... в общем "не". - Хуже было б, начни нас тупо гонять по стадиону. Или выдай Егерей и погнали б на побережье.
Макс помнит, что они тут, что бы отомстить. Хотя когда натыкается на такой вопрос в анкете, колеблется, прежде чем прописать ответ: "Постоять за честь человечества и отомстить иномирным захватчикам". Он помнит, да, вот только, к мести надо подходить с умом. Иначе, он мог, как говорил, кажется тот же Чарли, героически сдохнуть в городе пытаясь кого-то спасти.  И проку от этого было бы кстати больше.
- А так сразу ясно. Что серьезно подходят к вопросу борьбы, - правда, Макс соврет, если скажется, что ему все эти тесты нравятся, и сегодняшний день прошел на ура. Он тоже несколько иначе представлял вступительные испытания. Что-то вроде, принеси все документы, пройди собеседование, и если вы нам подойдете, мы вам перезвоним. Хотя это же не летняя подработка разносчиком в пиццерии, а военное подразделение от которого зависит обороноспособность человечества. Человечества... а ведь не так давно страны сражались друг с другом.
Взяв следующий тест со стола, Макс слегка фигеет в заголовке значится «B-3», но Кентон-младший обозвал бы его «Что вы знаете о Егерях». Что ж, он читал литературу, у Чарли журналы по робо-строению и робо-усройству лежат вперемешку с порно. Последние листать, в смысле читать, тоже интересно. Жаль, что информацию из них, в анкете использовать нельзя. Да и какая информация-то.

+1

19

- А я был бы не против, если бы мне выдали Егеря прямо сейчас, - Чарли мечтательно прикрывает глаза. Роботы - его страсть, а гигантские роботы, которыми люди управляют фактически силой мысли, сливаясь с машиной и оживляя ее - это что-то из разряда того, что кажется безумной фантазией, недостижимой мечтой, а на деле оказывается реальностью, к которой вот-вот можно будет прикоснуться. И выйти сражаться не с джойстиком к рингу для робо-бокса, а против реальных чудовищ, прорвавшихся в этот мир, против реальной угрозы всему человечеству... И надрать этой угрозе зад!
Но Кентон-старший очень сомневается, что все это стоит писать в анкете. Что-то ему подсказывает, что сорокалетнего "ребенка". мечтающего о супер-крутой игрушке, к оной "игрушке" не подпустят даже на расстояние пушечного выстрела. Поэтому приходится даже задуматься над тем, как получше ответить на вопрос, смысл которого расшифровывается как "какого черта вы сюда приперлись и думаете, что достойны стать пилотом Егеря?".
- Зато я, кажется, понял, почему пилотов так мало... - ворчит бывший боксер, аккуратно записывая в нужную графу "хочу послужить Родине и люблю крупногабаритную технику". Может, его хотя бы в инженеры возьмут, хотя кому там нужны самоучки без образования... - И это ведь только начало. Что же дальше будет? - возможно, они зря сюда сунулись? Но, со скрипом заполнив анкету с информацией, так сказать, о себе, Чарли берет следующий лист - и глаза у него загораются. Вот это дело! Вот это шанс показать себя! Про Егерей-то он постарался узнать все, что только находилось в открытом доступе. И этого скупого листочка мало, чтобы все это записать. Поэтому Кентон-старший старается писать очень мелко, но лист все равно быстро, слишком быстро заканчивается. Прежде чем перевернуть его и начать писать на обратной стороне развернутый ответ на последний вопрос, мужчина косится на сына:
- Ну, как? Вот это я уже понимаю - правильный подход! Только будь внимательнее, в восьмом вопросе подвох, - да, списывать нельзя, но про "подсказывать" им ничего не говорили! И это даже не подсказка - так, намек на нее.

+1

20

Макс удивленно и крайне неодобрительно смотрит на Чарли. Прямо сейчас? Если б Егерей выдавали неправо и налево всем желающим, это показывало б, в каком отчаяние находится все человечество. И насколько пофигистически относятся к защите людей, к людям, к Егерям в конце концов, власть имущие. Кентон-младший вздыхает и осуждающе качает головой, надеясь, что Чарли хватит ума не записать это. И что запись этого разговора, если она ведется, не повлияет на результаты. Если ведется.  Макс замирает. А что им мешает вести прослушку в боксах? Кентон-младший тяжело вззддыхает. И усилием воли выкидывает эти мысли из головы. Даже если ведется, то с этим ничего не сделаешь. Разве что проконтролировать, что бы Чарли не болтал лишнего.
Что?Восьмой? Макс хмурится и дважды внимательно перечитывает вопрос. Ему он показался совсем банальным, но если Чарли говорит… В чем, в чем, а в роботах он разбирается. Определенно разбирается. Иногда Максу казалось, что роботы – это жизнь Чарли. И больше в ней нет места никому и ничему. Ну, может кроме бокса. Вот только это не так. Макс улыбается уголком губ. Это не так, иначе Чарли не забрал бы его. А он забрал. Парень приподнимает голову и бросает быстрый взгляд на отца. Чарли похоже доволен этой анкетой. Ну ещё бы! Точно. Вопрос.Да...
Макс вновь перечитывает вопрос и решительно меняет ответ. В этом Чарли можно доверять.
Когда последний тест перепроверен и положен на место, Макс откидывается на спинку стула и с усилием массирует виски. Вот и все. А минут через пять раздаются шаги, и дверь раскрывается.
Закончили? – сержант осматривает стол и удовлетворенно кивает. – Идемте. Сейчас пробежка и отжимания. – мужчина чуть улыбается, и Максу в этой гримасе чудится дружелюбие и спокойствие.
Да, – Макс подскакивает со своего места и решительно кивает. – Идемте.

+1

21

Похоже, с подсказкой он угадал - Макс что-то исправляет в анкете. Чарли старается не слишком-то коситься в его сторону, заканчивает со своими бумагами. Вопросы в тестах не по роботехнике и Егерям кажутся глупыми и никому не нужными. Например, зачем кому-то знать его любимый цвет? Или нравится ли ему играть в шахматы? Но надо - значит, надо. Кентон-старший старательно заполняет все тесты и, сложив бумаги стопочкой, отодвигает их в сторону. В кабинете повисает тишина, и вместе с этой тишиной, не прерываемой больше шорохом бумаги и скрипом ручки, возвращается отступивший было нервяк.
Бывший боксер успевает изгрызть кончик попавшегося под руку карандаша к тому моменту, когда в комнате объявляется куратор. И какое же счастье слышать, что с тестами на сегодня закончено!
- Есть! - Чарли с энтузиазмом подрывается со стула. Пробежки, отжимания - это все просто и понятно,не нужно ломать голову над тем, что что-то в вопросах не так понял и где-то мог налажать. К тому же физические упражнения полезны.
Однако к концу тренировки мужчина думает, что, пожалуй, поспешил с выводами. Гоняют их до седьмого пота, словно проверяют пределы выносливости, и в душ и на ужин они буквально плетутся. Кентон-старший привык к физическим нагрузкам, но так очень давно не выматывался. А Максу наверняка еще тяжелее. Поэтому о дороге в столовую Чарли приобнимает сына за плечи и старается подбодрить:
- Ну что, не так все плохо, как могло быть? Нас еще не выгнали!

+1

22

В середине тренировки Макс начинает всерьез жалеть, что в школьные годы не играл в футбол, не  бегал марафоны, не тягал штанги, не занимался плаваньем,  не посещал тренировки по боксу. Умение готовить, разжечь костер или вязать узлы, безусловно, в бытовом плане полезнее, вот только... Пахать надо было.
Так что после тренировки, Макс чувствует себя, как выжатый лимон, и больше всего ему хочется просто упасть на койку и не двигаться, притворившись трупом. Даже душ, до которого Макс все-таки доползает, и тот не помогает очухаться и прийти в себя после нагрузок. Тело мелко потряхивает от напряжения, даже после водных процедур. Но желудок крутит, бурчит и требует жратвы, да так, что не пойти ему на встречу не представляется возможным.
Ага, надеются, что сами уйдем, – Макс криво улыбается, и поднимает взгляд от пола. На самом деле он бы не прочь тут хорошенько осмотреться, послушать, что болтают другие о прошедшем дне, может закорешиться с парой других курсантов, но... усталость берет вверх над любопытством. А рациональное мышление ещё и поддакивает, что пока ещё нет смысле с кем-то знакомиться и что-то запоминать, все ещё изменится после приема.
На ужин подают макароны с сыром. Но хотя бы не холодные, что уже  радует. И не овсяную кашу как на завтрак. Хотя овсянка – это полезно, может не очень вкусно, но полезно.
Не дождутся, – Макс вытаскивает  ложку из макарон, смотря, как за ней тянется сырная корка. Тут явно не хватает приврав. – Кентоны не сдаются.
А потом, наконец, можно отправиться в бокс навстречу кровати и сну. Увы, всё не так просто. Во всем должен быть порядок и система. Так что Макс далеко  не сразу падает на койку, а сперва долго и тщательно сворачивает вещи, раскладывает их по местам, наводя в боксе порядок. Всё должно быть на своем месте.
Если тут тако-о-о-ой, – Макс сцеживает зевок в кулак, – каждый день, то, как же пилоты нас охраняют? – Если все пилот в таком состоянии пилотируют Егерей – то это страшно.

+1

23

- Сами мы не уйдем, - решительно заявляет Чарли. Не для того они тащились морозить задницы на Аляску, чтобы сбежать из Академии, поджав хвосты. Так что или их выгонят, или уйдут только вперед ногами,  а такой вариант, надо сказать, не такой уж призрачный, учитывая интенсивность тренировок. Или новобранцев в первые дни просто запугивают?
- Правильно. Не сдаемся, - бывший боксер с таким энтузиазмом взмахивает ложкой, что привлекает несколько удивленных взглядов. Заметив интерес со стороны соседей по столикам, Кентон-старший немного тушуется и сбавляет обороты, занявшись едой, а не разговорами. Ему не хочется привлекать к себе лишнего внимания, поскольку он и без того выделяется из общей массы. Таких старичков, как Чарли, здесь очень не много - в основном молодежь. И у многих за плечами военная подготовка: это заметно даже невооруженным взглядом. Энтузиазм немного тухнет: у обычных "штатских", как они с Максом, шансов поступить явно меньше.
С такими не слишком-то веселыми мыслями бывший боксер расправляется с едой и совершенно не помнит, как оказался в боксе. Наверное, просто на автомате шел за сыном, засыпая на ходу после сытного ужина. И ему, в отличие от пацана, совсем не хочется наводить порядок. Одежду Чарли скидывает куда придется и с размаху падает на койку.
- У пилотов, думаю, график попроще. Они... эээ... уже натренированные. Поддерживать форму легче, чем ее набрать, - сонно поясняет он мальцу, натягивая на плечи одеяло. Возможно, к тому времени, как они станут пилотами (если их не выгонят, разумеется), так интенсивно тренироваться уже не придется.

+1

24

Ну, если так, – Макс еще раз зевает, и ложится на спину, закрытыми глазами уставившись в потолок. Койка кажется на удивление мягкой и удобной. И Макс проваливается в сон, который прерывается внезапно с утренним колоколом. Хотя на деле это не колокол, а пронзительный, противно пищащий радиосигнал. Вот тебе и доброе утро! Кентон-младший трет рукой глаза и широко зевает. – Подъем. С добрым утром.
Сев на койке, Макс потягивается, потирает одну ногу о другую, и, наконец, спускает их на холодный пол. На бокс приятно посмотреть: чистенько, аккуратненько, Макс вчера прибрал не только свои вещи, так что сегодня им не придется ходить мятыми.
Думаешь, сегодня опять будет бумажная волокита? – передернув плечами, Макс натягивает штаны и шлепает умываться и чистить зубы. ОН уже начинает привыкать к здешней жизни.
После завтрака построение, все, как и вчера: расписание на день, инструктаж и даже разделение на несколько групп. Да даже группы совпадают с вчерашними! Вот только сегодня сценарий иной.
Значит так, вы, – сержант указал на большую из групп, – Чего встали? В темпе на пробежку. Пошли-пошли! Теперь с вами, – он переводит взгляд на оставшихся, и Макс неосознанно ежится. Вот тебе и результаты. Писать тесты было легче, тогда он как-то не так волновался о том, пройдут они или нет. Сержант громко называет фамилии, и Макс каждый раз вздрагивает толи от облегчения, толи от сожаления, что это всё чужие имена. А потом, как гром среди ясного неба "Кентоны", и опять чужие фамилии. Прошли? Или нет?С этого момента вы курсанты Академии! И обязаны подчиняться её правилам, иначе вылетит отсюда, как пробки! – Сержант ухмыляется. – Добро пожаловать в ад, сосунки. А остальных попрошу на выход. Если не желают попытать счастья по одиночки. А вы давайте шагом марш на склад получать форму.

Отредактировано Max Kenton (14.09.2014 22:30:24)

+1

25

После такого тяжелого дня сон наваливается сверху теплым одеялом, укрывает с головой, утаскивая куда-то далеко-далеко от Аляски и Академии в частности. Чарли снятся клубы, ринги, победы на них и симпатичные девчонки, спешащие залезть в штаны победителю. И, когда в сон врывается бой колокола, просыпаться совсем не хочется. Кентон-старший ворчит что-то невразумительное и закрывает голову подушкой в надежде поспать подольше. Однако к тому моменту, как мелкий возвращается из ванной комнаты, бывший боксер просыпается окончательно и находит в себе  силы сползти с кровати.
- Хреновое утро, - старые кости ноют и требуют вернуться под одеяло. Ну ладно, не такие уж старые и не так уж и ноют, но поспать еще часок он бы не отказался, а вчерашние нагрузки еще отзываются во всем теле, - Знаешь... Я надеюсь, что сегодня будет бумажная волокита, - или хотя бы более щадящая программа. Он еще не старик, но ему уже давно не восемнадцать.
Чарли заканчивает с привычным утренним ритуалом и вместе с сыном идет завтракать. А после завтрака - на построение, узнавать программу. Слушает не слишком внимательно, сразу отметив, что говорят им почти то же, что и вчера, но, заслышав свою фамилию, вздрагивает и вопросительно-удивленно косится на пацана, мол, к добру ли это?
Оказывается, к добру.
Кентон-старший ушам своим поверить не может. Машинально поворачивается, как и все счастливчики, и шагает в строю по направлению к складам. Потом, когда всех немного "отпускает" и строй плавно превращается в небольшую группу, бредущую как попало, хлопает сына по плечу:
- Ты это слышал? Мы прошли! - в это все так же не верится, но это ведь факт.

+1


Вы здесь » The world of Pacific rim » Пре-канон » "Серп и Молот" - коси и забивай!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC