The world of Pacific rim

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The world of Pacific rim » Пост-канон » Кот в мышеловке


Кот в мышеловке

Сообщений 31 страница 60 из 79

1

Название отыгрыша:
Кот в мышеловке

Участники:
John Smith, Dick Anon

Жанр, рейтинг, возможные предупреждения:
Экшен, немного ангста. Рейтинг R за возможную нецензурную лексику и насилие.

Краткое описание:
Жизнь идет своим чередом, и вот наступает увал и выход в город. К несчастью выходные в городе не всегда проходят так, как планируется.
Связь с другими эпизодами, хронологические рамки:
Октябрь (18 число на начало эпизода) 2030г. Примерно через 2 недели после Сыр со сливками

+1

31

- Что? - удивленно переспрашивает Дик, искренне не понимая, о чем и о ком говорит Кот и какая вообще вожжа ему под хвост попала. Он никак не может понять, почему Лакки так внезапно разозлился, вспыхнул, как свечка, хотя до этого все шло нормально. И только хлопает глазами, удивленно и растерянно глядя на Джо, даже не зная, что ответить на его выпады. Нечего отвечать. Они словно на разных языках вдруг заговорили.
Но когда Смит заговаривает о письмах, все встает на свои места. Анон понимает, почему Кот так взбесился - не первый уже раз он ревнует к Джонни, сколько бы ему не объясняли, что нет для ревности никаких причин. Услышал оговорку - и записал ее на счет прошлого. Это даже смешно, потому что на самом деле метис имел в виду настоящее. И говорил о Лакки.
Наверное, это стоило бы объяснить. Возможно, Дик даже сделал бы это, но тут Джо наносит удар в самое сердце. В этот момент не возникает никаких сомнений в том, что Смит действительно это сделал, действительно украл и уничтожил письма, и Анон, не сдержавшись, без лишних слов наносит короткий удар в челюсть тому, кого еще несколько секунд назад считал другом. Друзья не совершают таких подлостей. Не бьют в спину.
Дику больно. Не потому, что он действительно до сих пор любит и ждет Джонни, а потому, что эти письма были единственным напоминанием о прошлом. Единственным, что принадлежало лично ему. И Кот лишил его этого, решив, что в праве вот так беспардонно лезть в чужую жизнь. И потому метис бьет снова, зло, не сдерживаясь, и ему плевать, что с другой стороны улицы к ним бегут патрульные, которых во время праздника в городе куда больше обычного.

+1

32

Джо рад, хотя от удара Дика пошатывается, отступает на шаг и сгибается пополам. Кот криво скалится, улыбаясь, и утирает кровь с губ. Вот так. Теперь Дик думает о нем. Только о нем. Лакки ликует и радостно хрипло смеется. И потому пропускает следующий удар. И ещё несколько. Но продолжать смеяться ему это не мешает, вот только смех становится  все более булькающим и прерывистым. А когда между ударами Дика возникает небольшой перерыв, Джо сам наносит ответный. Может он и счастлив, но не собирается быть грушей для битья.
И, когда к месту драки подходит патруль и пытается их разнять, Джо не собирается останавливаться, всё пытаясь добраться до Дика. Кот брызжет слюной напополам с кровью, и сыплет проклятья.
Я так... кх! ...и знал! Кхы-кх!.. Ты все ещё... тьфу! ...думаешь! И … хранишь их в память! – Джо задыхается, проглатывает звуки, кусает воздух. – Слюнтяй!
Кот дергается, чуть не выворачивая себе руки, пытаясь вырваться из рук офицеров. И складывается пополам от прицельного удара по почкам. И чуть не воет, когда руку заламывают за спину. Смит почти не слышит своих прав, но кивает в подтверждение. Да, он знает свои права.  Хотя можно было бы не кивать и и хрен бы они что сделали.
Офицеры, какого хрена?! – если изначально Кот вырывался просто по инерции, то теперь, когда кровь медленно утихала, и голова прояснялась. Его прошибло холодным потом. Если у них остались данные пятилетней давности... Попасться на драке?! Кот замирает, почти чувствуя, как по его спине катится пот. Лакки отрицательно качает головой, и чувствует, что язык ему не  повинуется. Хочется плакать и просить, и каяться. А жизнь только налаживается! Кот смотрит на Дика перепуганными глазами и тяжело вздыхает. Успокоиться. Джо шумно дышит. И часто моргает, что бы не разрыдаться. И сердце дико стучит.  – Офицеры, зачем вам эти проблемы? Давайте мы с моим другом пообещаем вам, что это не повторится и вы нас отпустите. Вам же итак есть чем заняться, а?
Джон оборачивается и честными глазами смотрит в глаза офицера. Тот ухмыляется, но отрицательно качает головой.
Что, совсем без шансов? – это звучит почти жалобно.

+1

33

Джо не сопротивляется. Ну, почти. И хохочет, выглядя совершенно безумным. Дик останавливается, чувствуя себя особенно мерзко из-за того, что это была не драка, а просто избиение, что он сорвался и би того, кто не пытался защититься. Удар Кота он видит от и до, и это какое-то странное ощущение, будто чужие мысли читаешь. Метис мог бы увернуться, но позволяет себя ударить. Злость испаряется, как выходит воздух из спущенного воздушного шарика, а вместо нее не остается ничего. Ни-че-го. Пустота.
Анон не сопротивляется, когда подбежавшие патрульные выкручивают ему руки за спину. Он знает, что это заслуженно. Он начал драку. Наверняка нарушил кучу законов, не говоря уже о воинском Уставе. Затевать драку было глупо и безрассудно, и это грозит большими неприятностями. Сейчас Дику плевать на это, но он знает, что скоро немного отойдет, сможет думать трезво и будет корить себя за срыв. Их же обоих могут вышвырнуть из программы!
Внезапно он ловит полный паники взгляд Лакки - видимо, тот подумал о том же самом. Парень все еще зол на Смита, очень зол, но этот взгляд неожиданно отрезвляет: личные разборки могут подождать, нужно попробовать разрулить все мирно и не загреметь в участок.
- Он не виноват. Драку начал я, - неохотно произносит Дик, отворачиваясь от соседа по блоку, - Если вам нужно кого-то задержать, то задержите меня, - пусть Джо и полезно было бы посидеть в участке за совершенную подлость, но нужно уметь признавать свои ошибки и нести ответственность за то, что сделал.
Вокруг уже собралась небольшая толпа. Полицейские переглядываются, но Смита не отпускают.
- В участке разберемся, - произносит тот, что постарше. Погон в темноте метис разглядеть не может. Их ведут к патрульной машине, и приходится прикусить язык и заткнуться, чтобы не нарваться на еще большие проблемы.

+1

34

Дик геройствует глупо и неуместно. Но Джо в этот момент ему дико благодарен, до невозможности благодарен. Пусть это бесчестно, трусливо, недостойно бросить Дика одного это расхлебывать, но... Джо готов на это пойти. Он не хочет в полицию, ему нельзя в полицию. И он с непередаваемой надеждой вслушивается в ответ офицера... ответ отрицательный, как собственно и подозревал.
Кот поджимает губы и безропотно позволяет усадить себя в машину на заднее сиденье рядом с Диком. Анон молчит, и Джо это полностью устраивает. Сам он тоже не стремится завязать разговор. И дело не только в офицерах, но и в его нерадостных раздумьях. Но под конец поездки, Лакки медленно оживает, решив, что от Сан-Франциско до Аляски далековато. Пять лет назад с компьютерными базами было плохо, да и преступлений хватало. К тому же "Джон Смит" это такое имя... их пруд пруди. А он курсант уважаемого подразделения. Если они будут вести себя тихо и мирно, скорее всего всё обойдется. Вряд ли из-за драки будут поднимать всю их подноготную. Особенно в праздник, когда у них итак дел по горло. Главное не сорваться. Джо выдыхает, и откидывается на спинку сидения, прикрывая глаза. Не смотря на более-менее самодовольный и расслабленный вид, Лакки всего трясет, а нервы натянуты словно струны. Эту ночь он думал провести не так.
Чуть повернув голову, Кот смотрит на Мышонка. Тот выглядит подавленным и злым. Недовольным.
Расслабься, – тихо шепчет ему Кот, слегка толкая локтем. – Ничего страшного. Если ни я ни ты не подадим друг на друга в суд, то это будет максимум рассматриваться, как мелкое хулиганство. А это штраф или арест до пятнадцати суток. Но не думаю, что нам это предъявят. Просто убрали с улиц, что бы не провоцировали драку около клуба. Все будет в порядке.
Джо коротко улыбается, пытаясь приободрить Дика, хотя сам вовсе не уверен, что так легко отделается. Офицеры на переднем сидении ухмыляются и переговариваются о чем-то своем: о том, что в праздник дежурить это вообще отстой, что холодно, что всё это порядком достало и есть причина явиться в участок хлебнуть кофе, что пусть дежурный тоже попашет, что...
Дежурный "безумно" рад поступлению, но, посмотрев на карточки, парней заметно расслабляется, решив, что их можно передать на Шаттердом. Сразу, как только свяжется с ней. А пока курсантам будет не вредным посидеть в камере, повпчатляться.

В камере Коту... нравится. Как бы это странно не звучало. Участок недавно отстроенный, камеры чистые, и нет никакого надзирающего офицера у как в детской комнате. Да и руки побаливают после "браслетов", родные феньки Джо куда удобнее этих металлических украшений. Лакки растирает кисти рук и обходит камеру кругом. Единственное, что на него тут дарят – это прутья решетки, и вместе с этим давлением вновь приходит неуверенность. А вдруг они знают? Кот до крови прокусывает губу, что не так и сложно, ибо она только-только закрылась после удара Дика. Кот тяжело опускается на лавку, ладонями растирает лицо.
Боже, только бы они не нашли, – Кот шепчет это еле слышно, и раскачивается взад вперед. Челюсть ноет, Лакки касается языком зуба и шатает его. Рыжик две недели назад неплохо по нему врезал, а Дик сегодня еще добавил – Джо всерьез раздумывает над тем, что бы вырвать его пальцами. Но методичное расшатывание помогает хоть на что-то отвлечься. – Пожалуйста...
На ум Лакки не приходит ни одной молитвы, кроме "Отче наш". Но он ещё не настолько отчаялся, что бы читать её вслух, но против воли всё равно вспоминает слова.

+1

35

Всю дорогу Дик молчит, то отрешенно глядя в окно, то гипнотизируя взглядом собственные колени. Он не хочет сейчас находиться рядом с Джо, не хочет с ним разговаривать и видеть его тоже не хочет. К сожалению, если не разговаривать и не видеть удается, то не чувствовать Кота он не может: каждый раз, когда машина поворачивает, или перестраивается на другую полосу, или просто тормозит Анон касается плечом или коленом плеча или колена Лакки. И он чувствует, как тот дрожит, хотя в машине не так уж холодно. Во всяком случае, гораздо теплее, чем на улице.
Через какое-то время Смит немного отходит и лезет со своими дурацкими ободрениями, хотя его об этом никто не просил. Дик поджимает губы и упрямо молчит, отворачиваясь от этого болвана, хотя очень хочется сказать, куда ему пойти со своими рассуждениями. Анон старается полностью игнорировать соседа по блоку, и точно так же не реагирует, когда копы на передних сиденьях начинают его обсуждать, мол, какой-то совсем отмороженный попался, не верится, что совсем недавно кулаками махал.
Что ж, если бы можно было вернуться в прошлое и исправить его, то парень не стал бы махать кулаками. Куда лучшим и более достойным выходом было бы просто молча развернуться и уйти.

В камере метис садится на край скамьи, забиваясь в угол, засовывает руки поглубже в карманы и все так же молчит. Здесь, мягко говоря, не жарко - это дежурный греется маленьким переносным обогревателем и горячим чаем, а задержанным такой роскоши не позволено. Видно, предстоит бессонная ночь...
Дик собирается и здесь игнорировать Джо, делать вид, что того не существует, но не может не обратить внимание на состояние Кота. Тот психует слишком уж сильно для того, кто призывал не париться. И его слова... На слух Анон не жалуется, так что волей-неволей все слышит. Что не должны найти полицейские? Хотя вот уж чего ему не хватало, так это работать психологом для этого предателя...
- Зачем? Зачем ты это сделал? - не выдерживает парень, сжимая руки в кулаки и кусая губы, - Это все, что у меня было!

Отредактировано Dick Anon (12.12.2014 21:52:11)

+1

36

Чего? – Кот непонятливо моргает, и поднимает голову на Дика. Тот злой, суровый, и вот-вот сорвется. Драки в камере Лакки точно не нужно. А Анон в таком состоянии, что вот-вот с кулаками опять полезет. Вот только Кот в упор не понимает что Дику от него нужно. – Что сделал?
Мысли Кота занимает происшествие пятилетней давности. Но о нем Дик не может знать, и знать. А значит речь не об этом. Кот хмурится. Да и не могли в том банке храниться всё деньги Анона. – О чем ты?
Кот хмурится, а потом до него доходит о чем говорит Мышонок... его Мышонок, и Джо кривится, скалясь. Даже здесь и сейчас, сидя в этой долбанной камере с неясным будущем Дик думает об этом чертовом "Джонни"! Кот сплевывает на пол камеры и думает, что это уже слишком: это больно и до слез несправедливо. И, похоже, проще будет заставить Дика себя ненавидеть, чем обожать. Но он будет обо мне думать. Сдаваться Джо в любом случае не собирается. Но тот факт, что Анон будет его ненавидеть, его совсем не греет.
Письма этого ушлепка у меня под подушкой. – выплевывает Кот. – Вернешься – заберешь, – и Лакки отворачивается. Он смотреть не хочет на Мышонка Джонни. Слышать о нем не хочет, знать, чувствовать. Мысленно Кот добавляет, что если он отсюда выберется, то попросит Вильяма перевести его в другой блок. Во-первых, он не гарантирует, что не сделает ничего непоправимого, если останется в блоке с Аноном. А во-вторых... Джо знает, что такое дрифт-совместимость. Знает, какие при этом возникают чувства. Только раньше не было столь высокого процента совместимости, в смысле не проявлялось столь ярко, что бы хватило пары минут неадекватной драки, что бы почувствовать и понять. – Ще-е-еночек.
Кот вновь принимает прежнюю позу, но злость ещё бродит по крови, и  впасть в прежнюю панику не получается. Это наверно даже хорошо. Паника ему не нужна.
Ему плевать на тебя было, и всегда будет. И ему нахрен не сдалась твоя преданность. И форма пилота ничего не изменит.

Отредактировано John Smith (12.12.2014 22:48:31)

+1

37

Осознание бьет по голове, словно обухом, и Дику остается только беспомощно хватать ртом воздух, как выброшенной на берег рыбе. Сказать, что он в состоянии полнейшего охреневания - ничего не сказать. Выходит, письма целы, Джо просто соврал? Выходит, вся эта глупая драка, задержание и ночь в полицейском участке не имеют под собой никакой почвы?
- Ты идиот... - с усилием выдавливает Анон и закрывает лицо руками. От облегчения слезы на глаза наворачиваются, но нельзя же позволять себе разреветься здесь... Теперь он злится на Лакки из-за этого вранья, этой дурацкой, очень злой и жестокой шутки, но это не та злость, из-за которой кидаются в драку. Парень даже понимает, зачем Кот соврал: хотел побольнее ударить, разозлить. Болван. Дубина. Теперь их обоих вышвырнут из программы из-за драки, для которой и повода-то не было...
Дик хрипло, с надрывом смеется - слезы пробиваются в голос. Кажется, он никогда еще не был так близок к истерике, разве что в тот момент, когда получил последнее письмо от Джонни с просьбой больше не писать. Да уж, Смит умеет играть на нервах...
- Ты просто идиот... - повторяет метис, - Ты нихрена не понимаешь. Ни-хре-на... - он отнимает ладони от лица и снова смеется, но уже не так истерично, постепенно успокаиваясь. Заставляя себя успокоиться. Кажется, пришло время объясниться с Котом. - Ты сам себе все придумал и веришь в это... - Анон вздыхает и в упор смотрит на Лакки, - Я о нем и думать забыл. Давно. Никогда не ждал его и ни на что не надеялся. Мне сами письма важны - это... единственное материальное напоминание о прошлом. Плохое или хорошее - не важно. Это просто память. Связь с тем, кем я был когда-то, - словами выразить свои чувства и свою кривоватую философию трудно, но Дик очень старается. Были бы у него фотографии - он так же бережно хранил бы их. Сейчас так же трепетно он относится к своим армейским жетонам на цепочке - это символ, что ли...
- Что не должны найти копы? - резко меняет тему парень, чтобы Джо не вспомнил его оговорку насчет "кроме".

Отредактировано Dick Anon (12.12.2014 23:37:20)

+1

38

У Дика истерика. Видимо от облегчения, что письма от этого урода целы. Джо косится на него и буквально чувствует, как слово "Заткнись" застревает у него в горле словно кость, мешая говорить, думать. И Кот молчит, тяжело втягивая в себя холодный воздух.
Лакки слушает Дика, слышит, но не понимает. Для него то, что говорит Анон кажется... ну не невообразимой глупостью, но где-то около того. Джо не понимает зачем так старательно цепляться за прошлое, если оно тебе безразлично. Но ему очень хочется верить Дику. На лице Джо появляется  и мелко подрагивает гримаса недоверия, отвращения и надежды. Верить хочется почти до дрожжи. И не только потому что в данный конкретный момент Джо просто необходимо какое-нибудь светлое пятно. К тому же это Мышонок, а он... он редко врет.
Джон робко, еле заметно, неуверенно улыбается.
Улыбка моментально гаснет под вопросом Дика, но свое черное дело сделать всё же успевает. Джо доверяет Анону в этот момент: слепо и безотчетно.
- До моего прошлого, - Лакки чуть мрачнеет и доверчиво жалуется. - Хотел бы я от него избавится.

Отредактировано John Smith (13.12.2014 14:01:20)

+1

39

По лицу Джо видно, что он не верит, не понимает, но поверить хочет. Вообще сейчас, без привычной ехидной маски, все его эмоции очень легко читаются. Кот ревнует, и Дику это отчего-то даже приятно: того, кто не нужен, ревновать же не будут, верно? А чувствовать себя нужным очень хочется. С другой стороны... С другой стороны, Анону не слишком-то приятно, что Лакки относится к нему как к своей собственности. Игрушке, которая должна быть послушной. Он ведь не говорил о каких бы то ни было чувствах, просто заявлял "ты мой", как о вещи.
Но потом Смит так неуверенно улыбается, что метису хочется погладить его по голове, почесать за ушком, как кота. и затащить к себе на колени, обнимая и успокаивая. Вот же... Ревнивый какой. Ревнивый и глупый.
- Эй... - Дик тянется к Джо и хлопает его по плечу. Хотел бы обнять, но кто знает, как на это отреагирует Кот. В конце концов, ему сильно по ребрам досталось, - Ты что-то натворил еще до Академии? - он не осуждает, просто интересуется. И думает, как приободрить и успокоить Лакки, который явно боится получить по полной за старые грешки. К счастью, аргументы находятся.
- Ты сам говорил, что мы ничего не сделали. А если бы они хотели что-то найти, то взяли бы у нас отпечатки пальцев. Не бойся, по имени они ничего не найдут. А если найдут - не докажут.

+1

40

Джо вздрагивает всем телом от простого похлопывания. Дик старается его приободрить, но Лакки напротив, весь напрягается и будто каменеет, настораживаясь всем своим естеством. Смит медленно кивает, по-прежнему доверчиво смотря на Анона. Хотя мышцы буквально сводит от напряжения. В любой момент вскочить, ударить, удрать.
Что-то вроде.
Прикрыв глаза, Джо упирается лбом куда-то в шею Дика. Ему дико хочется, что бы его сейчас обняли, утешали, сказали, что всё будет хорошо, но... Джо на корню душит все эти недостойные мысли. Такого унижения он не перенесет. И поэтому все, что он себе позволяет это упереться лбом в плечо Дика. Джо не любит прошлое и не понимает, чего Дик с ним так носится. Будь на то воля Джо, он бы просто вычеркнул "прошлое", как явление. И дело не в том, что он сожалеет о своей прежней жизни. Черта с два он сожалеет! Дело в том, что прошлое вечно норовит о себе напомнить в самый неподходящий момент и выбить из седла. И не важно хорошее ли, плохое оно. Прошлому не место в настоящем – это мнение Джо. К несчастью, прошлое с этим мнением не считается.
Я взломал банк, – Лакки шепчет это очень тихо и очень просто. Как буд-то не признается в одном из своих страшных секретов, а просто информирует, что было на ужин.  Кот не думает. Что их кто-то подслушивает, записывает, или что Дик радотает на шпиков, но тем не менее чуть более громко заявляет: - Но если что я продрог, озяб, напуган и не соображаю что говорю.
Смит шумно выдыхает и глубоко вдыхает запах Дика: пот, одеколон, крем для бритья... приятный запах. И вкусный. Джо еле сдерживается, что бы не лизнуть Дика в шею. Но это будет несколько неуместно. Особенно учитывая, что Дику  никто не нужен. Джон поджимает губы, и пытается запихнуть не нужную и глупую обиду куда подальше. И вообще, он имел в виду, что неуместно, поскольку Анон пытается его приободрить.
Я знаю, – и именно поэтому Кот пока не психует и ведет себя вполне адекватно. – Но вдруг? – Лакки поднимает голову и смотрит в глаза Дика. – Вдруг удача мне откажет?

+1

41

Дик вздыхает. У всех есть свои тайны - он и сам не безгрешен. Сам, правда, не воровал, но прекрасно знал, кто из детдомовцев воровством промышляет. Знал и молчал. Это тоже считается преступлением.
Парень аккуратно приобнимает Джо, кладет ладонь ему между лопаток и легонько поглаживает, хотя через куртку это вряд ли можно ощутить. Что он может сказать? Что все будет хорошо? А если не будет? Анон молчит и слушает, позволяя Коту выговориться, не перебивая его.
Банк... Ну ничего себе! И что тогда Лакки делает здесь, на шаттердоме? Если он способен ограбить банк, то почему не обеспечил себе миллионные счета в швейцарском банке и не махнул куда-нибудь в Европу, подальше от пострадавшего от Кайдзю тихоокеанского побережья? Серьезно, с большими деньгами ведь можно прекрасно устроиться там, где тебя не достанет полиция Соединенных Штатов!
Или...
- А ты, случаем, не собираешься счета PPDS взломать? - метис округляет глаза и тут же фыркает. Нет, это и правда смешно! Куда уж вероятнее, что на шаттердоме Смит от копов скрывается, да только удача отвернулась - попался в лапы этим самым копам. Дик снова вздыхает:
- Прости... Я не должен был срываться. Это из-за меня мы здесь, - черт... Если из-за такой ерунды Джо посадят в тюрьму, то как тогда себя простить? Даже если бы он действительно сжег письма, сломанная тюрьмой жизнь - слишком суровое наказание...

Отредактировано Dick Anon (13.12.2014 22:02:56)

+1

42

Джо хмыкает вздрагивая всем телом. Он и не знал, что в Дике сидит преступный гений. Ограбить PPDS! Мышонок определенно мыслит с размахом! Сам Джо о таком не думал. И не только потому, что у PPDS есть более ценные вещи, чем деньги.
Я ещё хочу жить, – Кот беззвучно смеется. Служба безопасности Тихоокеанского Корпуса Обороны работает на ура, попробовать её обдурить дорого стоит. К тому же вряд ли кто-то рискнет скрывать преступников от этой организации, если только какая-нибудь внутренняя страна, но даже они понимают, что PPDS защищает от угрозы Кайдзю и их тоже. Впрочем взломать ещё надо суметь. Глава службы безопасности Корпуса, тот ещё параноик, а техники, которые работают у него, настоящие творцы. На их коды Кот может любоваться часами. И что бы посмотреть их исходники Лакки многое дал бы. Эта ещё одна вещь, которая ему интересна помимо начинки Егерей.
Если б ты не сорвался, я бы обиделся, – Хотя технически Дик прав. Они тут из-за него. С себя Кот конечно обвинений не снимает, но всё же. Эту мысль надо обдумать. Очень хорошо обдумать. Хотя даже если согласиться с ней, Кот не собирался бы что-либо менять: ни в своем поведении, ни в поведении Дика. Сесть только ради того, что бы о тебе думал парень-гей? О, да. Могу, умею, практикую.  Лакки непроизвольно ежится. Не смотря на всю свою самоуверенность, садиться он все же не хочет. И тут быть не хочет. Даже если тут вполне удобно.
На секунду Джо замирает, осознав в каком положении, находится, и одним движением отстраняется от Дика. Ему почти стыдно за это компрометирующее поведение. И ему дико стыдно за то, что Мышонок видел его таким. Джо откидывается на стенку и прикрывает глаза. Он знает, что ему наверно тоже следует извиниться. Наверно. Но слова комом встают в горле. Он не чувствует вины ни за свои слова, ни за действия. Джо искренне считает, что он прав.
Ты знаешь, в прошлый раз мне повезло. Три месяца исправительных работ и нудение родителей. В этот раз тоже повезло. Было б обидно вот так попасться.
Кот замирает и силится расслабиться. Но каждый раз, стоит ему задуматься о будущем, на него нападает оцепенение.

Отредактировано John Smith (14.12.2014 20:47:19)

+1

43

Анон думает, что за попытку ограбления PPDS не убьют, конечно, но вот очень серьезный срок дать могут. Военное лобби всегда было сильным, а уж сейчас, когда программу "Егерь" считают последней надеждой мира... Средства PDS перечисляются огромные, но вот за попытку хотя бы часть свистнуть по головке не погладят: в глазах общества это будет даже хуже, чем конфетку у ребенка отобрать.
- На что ты бы обиделся? - мягко спрашивает Дик, хотя на самом деле ему хочется задать совсем другой вопрос. "То есть то, что ты обидел меня, тебя не волнует?" Да уж, у Джо довольно странная логика. Извиняться за свою глупую и причинившую боль шутку он, видимо, не собирается. Впрочем, это не так уж сильно удивляет, как и то, что Кот, немного придя в себя, отстраняется. Это немного обидно, но... понятно. Метис может понять. И это еще один камешек на чашу весов за гетеросексуальность Лакки: не стоит поддаваться своим желаниям и совращать соседа по блоку. Никаких экспериментов, что бы сам "совращаемый" не думал!
- Тебе и сейчас повезет. Коты всегда приземляется на лапы, - Анон старается подбодрить Джо, хотя сам уверенности в том, что все будет хорошо, не испытывает.
Но вскоре за ними приходит Вильм в сопровождении дежурного. Дик старается принять как можно более виноватый вид, но судя по взгляду сержанта, которому в праздник, на ночь глядя, пришлось тащиться черт знает куда, на снисхождение рассчитывать не стоит.

+1

44

Что ты не думаешь обо мне, – предельно честно отвечает Кот, и улыбается краем губ. Дик думает. И это просто хорошо.  А в купе с оптимистичным прогнозом Мышонка, и вовсе отлично. Жизнь прекрасна. Джо тоже уверен, что ему и на этот раз повезет, но... – До тех пор, пока эти самые лапы не ломают.
Любая удачи когда-нибудь должна кончиться, но Смит искренне надеется. Что в прошлой жизни он спас очень много котят и перевел очень много старушек через дорогу, что бы всю эту жизнь спокойно пожинать кармические плоды.
Но видимо котят всё же было недостаточно, иначе, как ещё объяснить пришествие офицера Вильяма, недовольного офицера Вильяма. Джо открыто улыбается и спрыгивает с лавки, подходя к двери.
Сержант, тут вышло небольшое недоразумение... – под гневным взглядом офицера. Джо несколько тушуется, но тут же возвращает себе уверенность. Черт возьми, они ничего такого не сделали, но, не оказав сопротивления, прошли в участок! Да они вообще умницы и суперзаконопослушные граждане! – Мы с моим другом имели увлекательную дискуссию и проводили научный эксперимент, что бы раз и навсегда разъяснить кто прав. Но тут вмешались достопочтимые офицеры и…
В прошлый раз недовыясняли? Оба на выход, живо!
Джо берет Дика за руку и тянет его из камеры. Проходя мимо сержанта и дежурного, Кот втягивает голову в плечи.

У участка стоит неприметный серый американец. Джо почему-то думал, что офицеры PPDS ездят на черных немцах. Ну, может не на немцах, но точно на крутых четных тачках. Вильям открывает заднюю дверь и кивает на сиденье. Джо устраивается на нем радом с Диком, второй раз за вечер деля с ним крохотное пространство заднего сидения. Как только Вильям занимает место водителя, Джо немедленно облокачивается на его спинку.
Сержант, сделаем заезд к камерам хранения? Там продают отличные бургеры и пиво в любое время дня и ночи. А то мне так неудобно, что из-за нас Вам пришлось тащиться в такую даль. – Кот чуть виновато улыбается. – Они сегодня ещё в них такие забавные флажки на зубочистках втыкают. Почти как на день независимости. – Вильям молчит, смотря на Джо через зеркало заднего вида. – И пока вы подзаряжаетесь праздничным настроением, я заберу наши вещи из камеры хранения.
Сержант отвечает односложно и категорично: "нет". Но пока машина пробирается по городу. Джо всё продолжает нуденть, даже не смотря на однозначный приказ замолчать. Прекращает он только когда автомобиль тормозит недалеко от камер хранения, и Вильям, осведомившись, где эти бургеры, дает им пять минут на всё про всё.
Так что возвращение на шаттердом можно назвать триумфальным: с покупками, да ещё на служебном автомобиле с сопровождением. По крайней мере Джо старается думать об этом именно так, а не как о возвращении под конвоем. Жаль вышестоящее начальство придерживается все же второго варианта.

+1

45

- Я о тебе думаю, - так же честно отвечает Дик, с укоризной глядя на Кота. В конце концов, этот день был, пожалуй, лучшим в его жизни, ну, по крайней мере, за последние четыре года. И, если бы Джо не испортил бы концовку... Но сделанного не исправить. Метис не знает, как объяснить Лакки, что причинять боль - не лучший способ добиться расположения. Что-то ему подсказывает, что этот очень эгоистичный парень просто не поймет.
Дик не хочет ссориться и не хочет, чтобы Кот сломал лапы. Поэтому он молчит и только наблюдает со стороны за тем, как Джо пытается использовать свое обаяние на Вильяме. Сержант, впрочем, в дурном настроении и чарам не поддается, что довольно удивительно уже потому, что Лакки у него всегда в любимчиках ходил. Видимо, терпение куратора лопнуло.
- Это я виноват, сэр. Курсант Смите не... - под взглядом Вильяма Дик затыкается. Попытка оправдаться провалилась с треском. Парень идет следом за Котом к машине и больше не препринимает никаких попыток подлизаться к сержанту, чтобы не мотать ему лишний раз нервы. С этим и без того прекрасно справляется сам Джо, вспомнивший об оставленном в камере хранения рюкзаке. Анону, конечно, тоже хочется получить назад книгу, которая, на минуточку, в том же самом рюкзаке лежит, но... Лучше сидеть и не вякать, потому как он сам в число любимчиков Вильяма не входит. Скорее, в число проблем, доставляющих головную боль... Так что парень сидит тихо, как мышь под веником, стараясь не освечивать.
На шаттердоме сержант конвоирует их до самого блока, о пути обещая серьезную головомойку от начальства утром. Как минимум строгий выговор с занесением личного дела, как максимум... Ну, о самом страшном наказании все знают - вылететь на гражданку с волчьим билетом. Напоследок Вильям ехидно предлагает готовить вазелин и задницы. Дик тихо хмыкает и сбегает в блок, подальше от куратора.
Лакки, конечно, сказал ему, где письма, но самому лезть за ними как-то неловко, и потому парень дожидается Смита и выжидающе смотрит на него, мол, что теперь.

+1

46

Как только они покинуди пределы участка. Джо сразу становится легче дышать. О наказании на шаттердоме Кот как-то не думал. Исключение, взыскание и прочие неприятности казались ему несущественными и неосуществимыми. Но сержанту Радму удается эту уверенность поколебать. Возможно, действительно их неприятности только начинаются. Лакки мрачнеет. Хотя в такой поворот дела он все ещё не верит. И потому он слегка задерживается у входа в блок, стараясь по-человечески расспросить Вильяма о том, что им может грозить. Вот только по-человечески говорить Радм не хочет, лишь ещё больше сгущая краски, явно считая, что им не помешается хорошенько потерзаться перед развязкой.
В блок Кот входит в глубокой задумчивости, уже всерьез рассматривая варианты их дальнейшей судьбы, с учетом всех неприятностей и заслуг. Скинув рюкзак, Джо усаживается на кровать и начинает разбирать вещи, что бы хоть на что-то отвлечься. Когда приходит черед книги – ну и толстенная же дура – Кот протягивает её Мышонку и натыкается на выжидающий взгляд.
А! – Лакки кривится. – Письма от твоего "дружка". Сейчас.
Тяжело вздохнув, Кот практически ложится на кровать и засовывает руку под подушку, нащупывая четыре конверта. Как только он извлекает их на свет Божий из мягкого темного плена. Лакки тасует письма, просматривая надписи на конвертах. Одни и те же. "Сент-Джон. Флорида" в одном углу, "Джонни" в другом. Лакки в этот момент почти ненавидит свое имя.
Держи, – Кот протягивает Мышонку конверты, но не спешит их выпускать. – Зачем они тебе, а? – Джо вопросительно приподнимает брови. – Если он тебе безразличен, то зачем тебе они? – Лакки недовольно поджимает губы. То, что он собирается говорить, ему не нравится абсолютно. – Ты ведь итак его не забудешь.

Отредактировано John Smith (15.12.2014 18:35:02)

+1

47

Дик очень рад получить и рук в руки свое законное имущество, то бишь только сегодня купленную книгу. А еще ему не терпится поставить книгу на полку к ее собратьям и полюбоваться на свою мини-коллекцию, но Джо ему не все вернул. И потому Анон терпеливо ждет, пока тот достанет письма, перетасует конверты, отдаст...
- Он мне не дружок, - спокойно отвечает метис, протягивая руку к письмам. Бережно берет пачку конвертов, но не спешит выдирать ее из рук Кота, чувствуя, что тот не собирается разжимать пальцы.
На какой-то момент они оказываются связаны теми самыми письмами, из-за которых теперь столько проблем. И это в какой-то мере символично.
- Знаешь, когда у тебя ничего нет, учишься ценить мелочи, - Дик слабо улыбается, едва заметно пожав плечами. Он сомневается, что Лакки поймет. У них были слишком разные жизни. Но попробовать объяснить, наверное, стоит, - Эти письма... Тогда, в детдоме, они были единственным, что принадлежало только мне. У меня не было ничего своего, кроме них. Это память, Джо, - Анон выпускает конверты и садится на кровать рядом со Смитом. Улыбается, прикрыв глаза, - Потом к ним добавились книги - первое, что я купил. И первая, которую мне подарили. Ты подарил, - парень очень мягко, благодарно смотрит на соседа по блоку, - Для меня это очень важно. Очень важные мелочи, понимаешь? Поэтому я не люблю, когда их трогают без спроса. Теряю... контроль. Джонатан здесь уже не при чем, хотя когда кто-то лезет в твою личную переписку - это тоже неприятно.

+1

48

Дик не настаивает на передаче писем, хотя Джо был уверен, сто Мышонок попробует их вырвать. Кот улыбается. И хотя он не до конца понимает мотивы Анона, то, что парень говорит, Коту безумно нравится. Очень нравится. Джо улыбается в ответ на улыбку Дика и откладывает письма на тумбочку. Ладно, если Дик так хочет, он вернет ему письма. Главное что бы Дик не перечитывал письма при нем, иначе Джо за себя не ручается.
Хорошо. Я попробую. – Лакки имеет в виду, что попробует сперва просить разрешения, прежде чем брать что-то, что принадлежит Дику. Кот ухмыляется краем губ. – Можно?
Рука скользит дальше по щеке и ложится на затылок Дика. Джо не дожидается положительного ответа, самоуверенно считая, что итак его получит. Да даже если и не получит, какая разница? Лакки медленно аккуратно целует, накрывая губами губы Дика, и наклоняется вперед, заставляя Мышонка откинуться назад, отступить, подчиниться. Кот облизывает губы Анона, проходится языком по нижней и ощущает кончиком тонкий шрам от шва. Джо втягивает её в себя, зализывая шрам, извиняясь. И прикрывает глаза, прислушиваясь к ощущениям. Да, пожалуй, губы Дика чуть более жесткие чем у девушки. Но целоваться с ним так же приятно.

+1

49

Джо улыбается так, будто получил долгожданный подарок на Рождество. Дика это даже немного забавляет. Он многое бы отдал, чтобы узнать, что там Кот себе надумал про него, раз сейчас так радуется. Парень не спешит забирать письма с тумбочки и уходить - это жест доверия и, пожалуй, маленькая демонстрация того, что Лакки прощен, пусть даже он пощения не просил.
- Хочешь почитать книгу? - сперва метис не понимает, о чем именно говорит Смит, и кладет "Сильмариллион", который все это время держал в руках, на кровать между ними. И тут Джо доказывает, что вовсе не книжки и не письма имел в виду.
Поцелуй становится полной неожиданностью - Дик не успевает его предотвратить, хотя следовало бы. Но сейчас Кот целует его не так напористо, грубовато и жадно, как в прошлый раз, словно ставя печать на свою собственность. На этот раз поцелуй, хоть и настойчив, совсем иной. Осторожный, неспешный, извиняющийся - Лакки ничего не требует, он просит. И Анон, сдавшись, откидывается назад, упираясь рукой в постель, прикрывает глаза и отвечает на поцелуй, позволив себе в этот момент немного ослабить свою оборону. Маленькая слабость - он ведь ее заслужил сегодня?
Дик сперва неуверенно обнимает Смита за шею свободной рукой, подчиняясь ему, позволяя делать все, что захочется, но потом, увлекшись, перехватывает инициативу в поцелуе. И отстраняется только когда воздуха перестает хватать, смотрит на Джо серьезно и немного грустно:
- Зачем? - он имеет в виду и "зачем ты меня поцеловал?", и более глобально "зачем я тебе?" - метису важно услышать ответ. Он не хочет быть для Кота всего лишь игрушкой.

+1

50

Джо не собирался уступать, проигрывать в поцелуе. Но властные женщины его всегда заводили. Даже если сейчас речь шла и не о женщине, да и заподозрить в тихоне Дике властную натуру очень непросто. И это он-то так демонстративно отказывается от разврата? Кот мурчит в поцелуй, теснее прижимаясь к парню и вступая с ним в столь приятное противостояние.
А потом Дик всё портит, разорвав поцелуй. Хотя отдышаться наверно стоило, когда Мышонок ответил, Лакки перестал следить за дыханием. Но вопросы-то зачем?!
Кот пожимает плечами. Его не оставляет предчувствие, что его ответ крайне важен. И всё бы ничего, но это же предчувствие твердило, что нужный ответ он не угадает. Ему никогда не нравились эти словесные игры до секса. Подбери правильную последовательность и получи "приз". К тому же, Джо не хочется вдохновенно врать Дику что-то на вариацию "я тебя безумно люблю и жить без тебя не могу". Он же не какая-то малышка-для-секса. И потому Кот отвечает предельно честно. – Захотелось, – впрочем "не знаю почему" Лакки благоразумно не проговаривает. Просто Мышонок ему нужен, а зачем он ещё не думал. Просто нужен.
А тебе не понравилось? – cамую  малость обеспокоенно спрашивает Джо, впрочем насмешки там куда как больше. Кот самодовольно не верит, что Дику не понравилось. – Может не распробовал?
И Лакки тянется за ещё одним поцелуем, раз уж ситуация так благоволит ему.

Отредактировано John Smith (27.12.2014 09:10:18)

+1

51

Дик смотрит на Лакки и думает о том, что, возможно, он зря упорствует. Ведь это так просто - поднять белый флаг и сдаться на милость победителя, вознаградив того за настойчивость, дав то, чего Джо так хочет. Если судить по тому, как Кот целуется, то все будет не так уж плохо. А секс - это хорошая разрядка после такого насыщенного дня, а заодно еще отличная возможность отвлечься, не думать о том, что завтра их вызовут на дисциплинарное заседание.
Эти мысли чертовски соблазнительные.
Но, с другой стороны, у него есть гордость. И гордость не позволяет Анону так просто сдаться, согласиться на роль чужой игрушки. Может, Смит и привык, что ему достаточно только захотеть - и объект желания тут же в постель к нему прыгнет, но для Дика этого мало.
И поэтому парень вместо того, чтобы откинуться на кровать, упирается ладонью в грудь Лакки, не позволяя себя поцеловать:
- Джо... Не надо... - Анон не выдерживает, отворачивается, пряча глаза. Нельзя показать, как сильно ему хочется сдаться и сказать "да", - Пойми ты, это ничем хорошим не закончится...
Метис резко встает с кровати, не забыв прихватить книгу. Забирает с тумбочки свои письма и сбегает на свою половину блока, хотя столь небольшое расстояние вряд ли может спасти от Джо, если тот попытается-таки настоять на своем. Дику хочется, чтобы Кот попытался - и в то же время не хочется. Он сам не до конца понимает, почему боится близости, почему не хочет соглашаться на секс без обязательств, но готов стоять на своем.

+1

52

Джо недовольно хмурится и чуть подается назад, подчиняясь руке Дика. Мышонок отстраняется. Это ожидаемо, но всё равно неприятно. Джо поджимает губы, чуть ли не до крови их закусывая. Лишь бы не сорваться! Смиту очень хочется заявить, что нечего загадывать на будущее.  Что он не "Джонни" и  не поступит, как он! А с Джонни Дик кстати попробовал! Чем он, Лакки-то хуже?! Уж он-то всяко не выбросит Анона, как только тот надоест! Ну, наверно. Джо не  любит загадывать на будущее. Мало ли что случится завтра? Но на сегодня он мог бы заявить, что точно не бросит Мышонка. Если тот конечно не собирается сравнивать его с Джонни.
Дик уходит на свою половину, а Джо продолжает сверлить его  очень серьезным взглядом, будто надеется, что Анон вот-вот одумается и передумает. Но нет, увы. Джо пожимает плечами и топает в душевые.
Из душа Кот возвращается минут через двадцать, сразу опробовав часть своих покупок, и сразу в трусах заваливается на койку, читать в свете фонарика крайне познавательный журнал. Ну, как читать, по большей мере, смотреть. И рассматривая вдохновляющие формы моделей, Джо то и дело бросает косые взгляды на Дика, одновременно сравнивая и убеждаясь, что тот всё ещё тут. В конце концов, Джо откладывает журнал и выключая телефон. Расслабляться при Мышонке как-то неудобно, пусть тот и спит, а воспоминания о поцелуе вдохновляют больше изображений, а без расслабления весь смысл просмотра теряется.
Джо подает на подушку и закрывает глаза. Сон не идет. И видимо не ему  одному. Кот слышит, как Дик ворочается на своей койне.
Мышонок? – Кот приподнимает на локте и вглядывается в фигуру соседа по комнате. – Ты чего спишь? – на ответ Лакки особо не надеется, но самодовольно добавляет, ухмыляясь.– Жалеешь, что оттолкнул?

+1

53

Взгляд Джо буквально жжет кожу. Слава богу, что тот молчит, ни единого слова не произносит, не пытается уговорить - так легче, бороться приходится только с собой.
Дик обманчиво-спокойно садится на свою кровать, достает из тумбочки книги и принимается аккуратно раскладывать письма за обложки. Это тоже своего рода демонстрация доверия, мол, смотри, я их прячу не от тебя. Но, похоже, Кота это не особо волнует: тот быстро сбегает, всем видом демонстрируя свое недовольство. Что ж, Анон прекрасно его понимает. Одна часть его тела тоже очень недовольна тем, что все ограничилось только поцелуем. Но разум должен быть превыше чувств и желаний.
Да, в душ сходить не мешало бы... Освежиться, подрочить... Метис прикрывает глаза. но тут же резко мотает головой, отгоняя эти мысли. Нет. Он слишком устал сегодня, к тому же, не хочется столкнуться в душевых со Смитом. Или с кем-то из припозднившихся ребят. Определенно, он не хочет видеть кого бы то ни было. Но потом он вспоминает о душевых рядом с тренировочным залом, где точно никого не будет, и отправляется туда.
Когда Дик возвращается, Джо валяется на кровати и рассматривает один из тех журналов, которые Анон успел увидеть в его рюкзаке. Дик читать не хочет и потому забирается под одеяло, накрываясь им с головой, и старается заснуть.Вот только сон никак не идет: стоило только лечь - и сразу тысяча мыслей налетела. Все о завтрашней головомойке.
Парень беспокойно ворочается с боку на бок, но уснуть не получается, даже когда Джо гасит свет. Он уже тысячу раз сказал себе, что нервничать не стоит, что все решится завтра и этого никак не избежать, но смутная тревога не покидает, гложет изнутри.
Кажется, не его одного. Или же он своей возней мешает спать Коту.
- Не могу уснуть, - честно отвечает Дик, пропустив мимо ушей подколку. Вздыхает, поворачиваясь на бок и глядя в темноту, туда, откуда раздается голос Лакки, - Думаю о том, что будет завтра. Если меня исключат из программы... - Анон осекается. Он даже думать об этом не может спокойно, одна мысль вгоняет в панику.

Отредактировано Dick Anon (16.12.2014 21:18:15)

+1

54

Почему? Свой вопрос Джо не  озвучивает, но Дик мог бы его прочитать в его взгляде. Ну, если бы, конечно, было светло. Кот надеется, что Мышонок почувствует этот взгляд, этот вопрос, ну или просто догадается сам пояснить почему. Догадался.
Не исключат, – уверенно возражает Кот. И дело не в том, что он всё ещё до конца не верит в завтрашнюю взбучку (во многом потому, что она завтрашняя), но и в том, что кому-кому, а Дику тут самое место. Черт возьми, да, по мнению Лакки, Дик один из немногих чертовых энтузиастов которые тут исключительно из-за самой идеи, а не по каким-то более прагматичным соображениям. – Где они найдут второго такого...
Джо не договаривает, предоставляя Дику самому решать, что тут должно быть. Или "...такого идейного идиота" или "...такого сильного бойца", или и то и другое сразу. В конце концов, только "и то и другое сразу" полезет Кайдзю в пасть и сможет вернуться. Хотя в пасть-то как раз полезли не-идейные Райли и Мако. И вернулись.
Джо поджимает губы.
Да, ладно тебе, всё будет хорошо, – Джо спускает босые ноги на пол, выпутывается из одеяла. Пол довольно прохладный, и Кот зябко поджимает пальцы ног. – Тебя не  исключат. Не за что исключать.
Кот пожимает плечами и встает. Общаться громким шепотом на весь блок его не особо прельщает. И поэтому он  вместе с одеялом дотопывает  до кровати Дика, садится в его ногах, свои тут же затягивая следом, пол всё ещё холодный. Кот откидывает  голову назад, упираясь затылком в стену, прикрывает глаза. Новерно он всё же слегка нервничает. По крайней мере, тут, ощущая под боком живого человека ему спокойнее. Сон, правда, по-прежнему не идет.
К тому же завтра, будет завтра. Может они о нас вообще забудут?
Джо приоткрывает глаз и смотрит прямо на  Дика.

+1

55

Невысказанный вопрос Джо повисает в воздухе. Можно притвориться, что не понял многозначительной паузы, но Дик все же отвечает после некоторых колебаний:
- Тогда в моей жизни больше не будет смысла, - и придется заново искать этот самый смысл в чем-то другом. Только в чем? К тому же, есть и бытовая сторона философского вопроса, на которую закрыть глаза просто не получится, - К тому же, мне просто некуда идти, - и не на что жить. Тех денег, что он себе оставлял, хватит разве что на неделю-две в самом дешевом мотеле. Если не удастся найти работу, то придется бродяжничать. И если в теплой и солнечной Флориде это не было такой уж серьезной проблемой, то на Аляске, куда уже пришли первые морозы, это чертовски большая проблема.
- Я нарушил Устав, - со вздохом напоминает Анон. Драка - это серьезное нарушение, а драка в общественном месте... Это вряд ли так просто спустят с рук. Вряд ли забудут. Они, в конце концов, всего лишь курсанты - даже не рядовые служащие PPDS, просто стажеры.
Парень несколько удивлен тем, что Кот решил перебраться на его кровать, но поджимает ноги и сдвигается в сторону вместе с одеялом, освобождая ему место. Хлопает ладонью по кровати, мол, ложись, если хочешь, закусывает нижнюю губу - в то, что все будет хорошо, верить очень хочется. Но не можется, как говорится.
- Я начал драку. И я отвечу за это. Только я, слышишь? Я скажу им, что ты не виноват, - зачем-то говорит Дик, хотя Смит и не похож на того, кто рванет рубашку на груди и полезет кого-то защищать. Он ведь себя виноватым не считает и технически прав: провокация провокацией, а вина лежит на том, кто первым ударил. Все честно.

Отредактировано Dick Anon (16.12.2014 22:52:28)

+1

56

Идиот, – беззлобно шипит Кот в ответ на полную благородства речь Мышонка. Начал он драку. Ответит он за это. Лакки протягивает руку и треплет его по бедру. Докуда дотянулся, там и треплет, а не с какими-то намеками.
Сам Джо считает, что честность и благородство временами бывают очень лишними. Своя рубашка-то ближе к телу. Особенно если ставки столь высоки. – Не брошу я тебя...
И его философии это заявление ни в коей мере не противоречит. Во-первых, Дик пытался ему помочь в участке, а Джо умеет (по крайней мере сам он считает именно так) быть благодарным. А во-вторых, своё Кот не бросает. По крайней мере пока за него есть смысл бороться. За Дика бороться стоит.
Вздохнув, Кот ложится  на кровать рядом с Мышонком. Он не идиот, отказываться от такого шанса, от такого жеста доверия. Дик явно не каждому встречному предлагает разделить с собой постель.
Вот увидишь, все обойдется. Ну, может увалов лишат на месяц, или пайку сократят. Или отправят разнорабочими поработать... – протянув руку, Джо обнимает Дика, притягивая его к себе и попутно наполовину прикрывая своим одеялом. – Ты же у нас умница и золотой мальчик: тихий, воспитанный, перспективный.

+1

57

Дик тихо фыркает. С чего это Кота потянуло погеройствовать? В любом случае, делить вину на двоих будет не слишком-то честно.
- Я не прошу тебя бросать меня, - парень мягко улыбается в темноте. Это даже хорошо, что в блоке так темно - когда не видишь друг друга, общаться легче. Темнота размывает границы, создает атмосферу доверия и какой-то защищенности, что ли, - Я прошу тебя позволить мне оправдываться за нас обоих, - стоять рядом с виноватым лицом или изображать полнейшую невинность.
Джо ложится рядом, и чувствовать тепло его тела приятно. Анон, немного повозившись, приподнимает край своего одеяла и прижимается к Лакки, аккуратно обнимая его за пояс - так спокойнее и уютнее. И нет ничего плохого и пошлого в том, что двое парней лежат в одной кровати обнимаясь - имеют полное право!
- Хотелось бы верить, - Дик действительно старается верить в то, что обойдется. Мелкая нервная дрожь, колотившая его, понемногу отступает. Вдвоем под двумя одеялами тепло, почти жарко, и это сейчас как нельзя кстати, - Месяц без увалов я переживу, - для него это не наказание даже, не заметит, как дни пролетят. А вот Джо придется туго... Приобщить его, что ли, к чтению книг, чтобы не скучал? Метис улыбается своим мыслям и пристраивает голову на плечо Смита - так удобнее. И сон, который до этого никак не шел, вдруг моментально "срубает" - Дик не успевает осознать, что нахально засыпает на плече Кота, прижимаясь к нему, как к грелке.

+1

58

Джо оскорблено фыркает. У него есть собственное мнение насчет того, кто должен позволить, но его Лакки благоразумно придерживается при себе. Спорить с Мышонком ему не хочется, а тот как пить дать начнет оспаривать его решение.
Кот сильнее прижимает Мышонка к себе и пытается поудобнее устроиться. В лежании в обнимку есть один большой минус – очень сложно устроиться, так что бы обоим было удобно. И глубже вдыхает запах губной пасты и геля для душа. Переживет он без увалов... Джо помнит, что это он должен подбадривать Дика и уверять, что все не так плохо, и жаловаться в этой роле точно не следует, но сдержаться не может и тихо, чуть обиженно бурчит:
А я нет...
Хотя тут он несколько кривит душой. Сможет! Куда денется. Вот только к концу этого дисциплинарного взяскания, у Кота есть подозрение, что они поменяются ролями. И уже Мышонок будет мечтать об увале, так как Лакки найдет, чем заняться. Кем, заняться. Джо ухмыляется краем губ, и скашивает взгляд на Анона. Тот безмятежно сопит в обе дырочки. Доверчиво к нему прижавшись.
Мышонок.
Это сказано тихо, почти ласково и с бесконечно теплотой в голосе.  Джо в последний раз вертится, закрывает глаза, и, считая вдохи-выдохи Дика, засыпает.

А утро ожидаемо не приносит ничего хорошего. Во-первых, тело ломит. Койки в блоках итак далеко не самая удобная мебель на свете, а уж спать на одноместной кровати вдвоем... Во-вторых, яркий свет бьющий по глазам, тот ещё будильник! Черт бы побрал это принудительное включение света. Хотя свет лучше сирены.
Впрочем, один приятный момент всё же есть – сонная мордашка Мышонка прямо под боком.
С добрым утром, соня. Готов к большому дню?
Не удержавшись, Кот подается вперед и целует Мышонка в лоб.
Ты же помнишь, что всё будет хорошо?

+1

59

Дику редко снятся сны, а если и снятся, то, как правило, кошмары. Но этой ночью ему определенно снится что-то хорошее, светлое и теплое - проснувшись, он не может вспомнить, о чем был сон и вообще хоть какие-то детали, но ощущение-"послевкусие" остается. И постепенно перерастает в ощущение чего-то теплого и не слишком-то мягкого рядом. Точнее, кого-то.
Парень открывает глаза и, сонно щурясь, пытается сфокусировать взгляд на Джо. "Точно..." Он вспоминает, что уснул, обнимая Кота, и тут же становится жутко стыдно и неловко.
- Ага... - неопределенно, но соглашается Анон и виновато смотрит на Лакки, - Прости... Я не заметил как уснул. Тебе, наверное, неудобно было здесь спать? - что-то подсказывает метису, что Смит пожертвовал своим комфортом и остался в его кровати только потому, что не хотел будить заснувшего приятеля.
Дик сползает с кровати и потягивается, разминая мышцы. Тревожные мысли о головомойке от начальства снова возвращаются, но он старается не показывать этого. Небольшая зарядка, душ - и заряд бодрости обеспечен, несмотря на то, что вчера они уснули на редкость поздно. Потом Анон привычно приводит в порядок их с Джо форму, а то с Кота станется заявиться "на ковер" к начальству в помятом и неопрятном виде. Нет уж, им нужно выглядеть как можно положительнее.
После завтрака их перехватывает сержант Вильям и, смерив строгим взглядом, приказывает следовать за собой. Офицер приводит их на верхний уровень и оставляет у дверей какого-то то ли кабинета, то ли зала, приказав дожидаться приглашения войти.

+1

60

Стоя перед лакированной дверью в кабинет Джо слегка волнуется. Как бы он не убеждал Дика, что им нечего опасаться, что они белые и пушистые, и вообще не делали ничего плохого, но... Но факт остается фактом: их забрали из участка, и с этим ничего не попишешь. И выглядит это со стороны, честно говоря, хреново. Кот передергивает плечами.
- Не оправдывайся пока он нам ничего не предъявит.
Тихо советует Лакки Дику. Он помнит, как Анон пытался оправдаться перед Вильямом в камере. Слишком хорошо помнит.
- И даже не думай играть в героя.
Что будет говорить он сам. Кот пока не знает, но уверен, что придумает, как только услышит предъявленные им обвинения. Лакки решительно стучит по двери, отбивая какой-то неровный и рваный ритм, вместо обычного официального постукивания, и, дождавшись глухого "войдите", толкает дверь.
В кабинете на удивление уютно, не смотря на газетные вырезки почти двадцатилетней давности, вставленные в рамочки и развешанные по стенам словно картины. Сам хозяин кабинета, что-то набирает на своем компьютере, не уделяя никакого внимания посетителям. Лакки запрокидывает голову и тихо присвистывает, более пристально рассматривая заметки. По этому кабинету можно водить экскурсии с кратким обзором истории Егерей: их начало, создание, гибель и возрождение – только самые крупные события, но за семнадцать лет рамочек собралось порядочно.

+1


Вы здесь » The world of Pacific rim » Пост-канон » Кот в мышеловке


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC