The world of Pacific rim

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The world of Pacific rim » Пост-канон » Кот в мышеловке


Кот в мышеловке

Сообщений 61 страница 79 из 79

1

Название отыгрыша:
Кот в мышеловке

Участники:
John Smith, Dick Anon

Жанр, рейтинг, возможные предупреждения:
Экшен, немного ангста. Рейтинг R за возможную нецензурную лексику и насилие.

Краткое описание:
Жизнь идет своим чередом, и вот наступает увал и выход в город. К несчастью выходные в городе не всегда проходят так, как планируется.
Связь с другими эпизодами, хронологические рамки:
Октябрь (18 число на начало эпизода) 2030г. Примерно через 2 недели после Сыр со сливками

+1

61

Дик только молча кивает на слова Кота, мол, да, сделаю, как говоришь. Разумеется, играть в героя он не станет: просто честно признается в том, что виноват он и только он. Странное дело - сейчас парень абсолютно спокоен. Вроде как достиг последнего рубежа, отступать некуда, а значит, и волноваться нечего: что будет - то будет.
Человек, сидящий за компьютером в кабинете, кажется знакомым, и, порывшись хорошенько в памяти, Анон припоминает: капитан Джеймс Форрест, ответственный за связь с Академией и курсантов в частности. В первый день на шаттердоме он встречал новоприбывших и толкал какую-то стандартную приветственную речь. Только вот сейчас он вряд ли будет приветствовать провинившихся...
Так и оказывается. Вдоволь помучав курсантов откровенным игнорированием, капитан грозно смотрит на них и безо всяких расшаркиваний начинает рассказывать, сколько они проблем доставили своей дракой во время увольнительной и какой это позор для всего PPDS, когда двух почти-рейнджеров задерживает полиция за безобразное хулиганство во время праздника. Надо сказать, пристыдить офицер Форрест умеет: Дик чувствует себя даже хуже, чем тогда, в детстве, когда его вызвали к директору школы за попытку украсть у одноклассника игрушечного Егеря. После того случая он больше даже не думал о воровстве, а сейчас готов провалиться сквозь пол от стыда, как будто снова попался на краже. Хотя, если послушать капитана, то их драка - едва ли не большее преступление, чем убийство.
Когда Форрест выдыхается и не менее грозно спрашивает у них, чем они могут оправдать свой ужасный проступок, метис решительно делает шаг вперед:
- Сэр, вина полностью на мне. Я слишком близко к сердцу принял неудачную шутку курсанта Смита и ударил его. Это непозволительно, и я сожалею об этом. Прошу принять мои извинения за этот инцидент: я полностью признаю свою вину и готов понести любое наказание.
Офицер холодно смотрит на него и жестом велит вякнувшему было что-то Лакки помолчать. Откладывает в сторону две папки - видимо, их личные дела - и хмыкает в усы:
- Вот значит как... Рад, что вы осознаете, что такое поведение недопустимо для кандидата в пилоты Егеря. Курсант Смит, - Форрест переводит вгляд на Джо, - Ваши успехи заметили. Раз вашей вины в этом инцидене нет, то с этого момента вы переведены в отдел разработки программного обеспечения. Курсант Анон... - грозный взгляд офицера снова возвращается к Дику, - Вы отчислены без права восстановления и перевода на какую-либо военную службу. В течение суток вы обязаны покинуть шаттердом Анкориджа. Можете быть свободны.
Анон чувствует, как внутри него что-то обрывается и разбивается в дребезги. Самое страшное, чего он больше всего боялся,становится реальностью, и осознание этого выбивает землю у него из-под ног. Приходится собрать всю волю в кулак, чтобы ответить короткое "Есть" - единственное, что удалось выдавить - и развернуться, чтобы покинуть кабинет.

+1

62

Сперва Джо молчит, давая время капитану Форресту Дж. Высказаться, да кивает в такт его словам. Да, недопустимо. Да, позорят. Да, должно быть стыдно. Но в целом ничего из ряда вон капитан не сообщает, обычный такой выговор, что бы усовестить виноватых. Джо за свою жизнь выслушал некоторое количество подобных. Не так много как стоило бы, но куда больше, чем хотелось бы.
Когда капитан наконец дает им шанс объясниться, Лакки глубоко вздыхает и готовится вновь повторить свой монолог на тему того, что это офицеры полиции напутали, сгустили краски,а вообще всё вовсе не так как написано в бумагах. Шанс что это прокатит совсем невелик, но всё же есть. Но Дик предпочитает геройствовать, и Джо мысленно матерится, костеря на сем свет Мышонка за его отвратительную честность и благородство. И как он дожил до своих двадцати? Кот мысленно закатывает глаза и вклинивается в объяснения Дика.
Капитан. Всё не совсем так… – Джо ещё до конца не знает, что хочет сказать, но он точно должен объяснить, что хулиганства не было. Объяснить ему не дают. Капитан прерывает его жестом. Дважды. Поскольку в первый раз Кот просто игнорирует эту невербальную просьбу. Форрест выглядит на удивление довольным, будто всё идет ровно так, как он запланировал, будто они полностью оправдывают его ожидание. Джо замолкает в ожидании, внутри всё трепещит.
А затем улыбается: открыто, радостно, облегченно. Это почти эйфория, почти оргазм. Джо глубоко безразлично чему конкретно он обязан такой милости: Дику ли, письмам ли, полицейским, ночи беспокойства, Джонни... Кот готов расцеловать весь мир. На один бесконечно долгий миг Лакки становится счастливейшим из людей. Это Новый год, Рождество и День Независимости в один день. Это чистый экстаз.
А потом улыбка слетает с губ, и Кот со всей дури шлепается с высот на острые камни, оглядывается на Дика. На Аноне лица нет. Да собственно и самого Анона тут нет, так его телесная оболочка. Взгляд пустой, подавленный, потерянный. Его не трясет как вчера ночью, напротив он безмолвно собран, как восковая кукла или манекен. Или заржавевший робот. В голове Джо не к месту. А может быть как раз наоборот. Всплывают строчки из книги Дика: "Если подчиненный считал, что начальник не прав, он выполнял приказ, а потом делал харакири на пороге дома начальника…"
Джо кусает губы. Это неправильно. Дика не могут исключить из программы. Не должны. Не имеют права, черт побери! Он же ничего не сделал! Чертов благородный глупец! Кот знает, что должен что-то сделать, что-то сказать, как-то вмешаться. Он не может бросить Мышонка, не имеет право. И дело не в долбанном благородстве, геройстве или еще в чем-то настолько же пафасно возвышенном. Просто Мышонок его, а значит он должен его защитить. Решение приходит мгновенно, Джо даже не успевает его, как следует обдумать, а рука уже сама хватает Дика за плечо и сжимает его, не давая Анону уйти.
Капитан, – слова даются с трудом. Разум твердит, что он сошел с ума и предсказывает, что Кот об этом ещё не раз пожалеет. Земля уходит из под ног. А комната начинает кружиться. Джо сильнее стискивает зубы и смотрит в никуда. – Мы дрифт совместимы. Вы, должно быть, знаете, что я полтора года не мог найти подходящего партнера, – ложь чистой воды. Были зачатки совместимости, и при прилежных тренировках их можно было бы развить и составить пару. Если бы Кот хотел, если бы ему это было надо. – И потому я заинтересовался ПО, – Джо нестерпимо хочется замолчать, сглотнуть, собраться силами, но останавливаться нельзя, голос должен быть твердым и уверенным. – И я думаю, мы с курсантом Аноном принесем гораздо больше пользы в качестве пилотов, нежели я один в качестве техника. Вы ж знаете, что курсант Анон лучший на курсе, такое разбазаривание человеческих ресурсов было бы непростительно.
Кот моргает, и заставляет перевести свой взгляд с пустоты на лицо капитан. Обещать, надо смотря прямо в глаза. Тогда почему-то в обещания верят больше.
А подобные инциденты больше не повторятся. Дрифт  поможет нам окончательно понять друг друга.
Форрест хмыкает, морщится. Несмотря на то, что Джо вроде как смотрит ему в лицо. Смит ни черта не видит. Мир сжался, до пальцев на плече Анона, которые Кот сжимает с такой силой, будто это единственное, что не дает ему выпасть из мира. Так собственно и есть.
Вот как... – тянет капитан. – Что ж, это меняет дело. В таком случае сегодня отправляйтесь на татами, если наставники подтвердят ваши слова, то распоряжения будут пересмотрены. Свободны.
Джо коротко кивает и разворачивается. Своему голосу он больше не доверяет. Одному богу известно, как минуту назад он хотел и не хотел услышать этот приговор – пилот Егеря.
Так ломаются лапы.
Захлопнувшаяся дверь за их спинами ставит точку, забивает последний гвоздь. Джо не думает, что ошибся и они завалят показательный бой. Он сделает всё, что бы они не завалили. По крайней мере, постарается.

Отредактировано John Smith (19.12.2014 19:23:59)

+1

63

Бесконечное падение. То, что чувствует сейчас Дик, легче всего описать именно так. Он словно упал в пропасть, бездонную пропасть, и все еще летит, не до конца осознавая реальность происходящего. Наверное, когда он достигнет дна, его этим осознанием просто расплющит, но сейчас еще есть силы держаться, уйти, не подав виду, как силен на самом деле был этот удар. В голове проносится мысль, что здорово было бы вернуться в блок раньше Джо и успеть собраться и уйти еще до его возвращения, благо собрать ему предстоит не так уж много вещей. Анону не хочется прощаться, не хочет, чтобы его жалели - пусть Кот сполна насладится тем, что получил то, чего так долго хотел. Он это заслужил и не виноват в том, что его соседу по блоку повезло меньше.
Но метис успевает сделать лишь шаг до того, как Лакки, видимо, вдохновившись его примером, удерживает его и говорит то, что не должен был говорить. То, что говорить не стоило. Потому что он сейчас, похоже, готов отправить псу под хвост свою мечту. Зачем? Зачем он это делает?
- Джо... - почти беззвучно, одними губами произносит Дик. Он поражен тем, что Смит решил за него вступиться, да еще таким образом. А еще только сейчас до Анона доходит, что Кот говорит правду: они действительно дрифт-совместимы, и, если бы он сам не был во время драки так зол, то обратил бы внимание на то, как остро чувствует Лакки, как легко угадывает его движения. Но, черт побери, зачем он решил об этом сказать? Смит не обязан отказываться от своей мечты ради чужой!
И все же метис смотрит на Джо с бесконечной благодарностью, а потом, повернувшись, на Форрестера, с робкой надеждой во взгляде. И тот выглядит... не слишком удивленным. Парень чувствует какую-то фальшь в том, как капитан морщится и изображает раздумья. Но подумать над этим времени нет: им недвусмысленно приказывают выметаться, и Кот, все так же сжимая плечо соседа по блоку, вытаскивает того за дверь.
Дик даже не знает, что сказать. Он просто поворачивается и крепко-крепко обнимает этого идиота, который непонятно зачем решил погеройствовать. Похоже, они оба наделали сейчас глупостей.
- Джо... Ты не должен... - Анон немного ослабляет объятия и прижимается лбом ко лбу Лакки, глядя ему прямо в глаза. Слова даются с трудом, - Ты не должен отказываться от своей мечты из-за меня! Черт тебя побери... Это безумство, - парень понимает, что говорит сейчас слишком сумбурно, но у него в голове каша из мыслей, а в сердце - такая же каша из эмоций, - Слушай, я справлюсь. Придумаю что-нибудь, как-нибудь переживу отчисление. Ты должен стать программистом, ты заслужил это. Не отказывайся от перевода!

+1

64

Джо до боли жмурит глаза и очень медленно пытается сделать вдох полной грудью. Тело от перенапряжения бьет мелкой дрожью. В объятьях Дика Кот медленно расслабляется. Дрожь становится крупнее. Хочется плакать.
Должен, – безэмоционально возражает Джо. Ему очень хочется, что бы Дик замолчал. Итак паршиво, без озвучивания всего идиотизма данной ситуации. Он итак прекрасно понимает что сделал. Хотя возможно полный масштаб идиотизма до него ещё не дошел. И, слава Богу, что не дошел. И не надо что бы доходил. чему он просто не может порадоваться и поблагодарить?! Или оставить меня в покое?![/i]  Джо прикрывает глаза. – Поздно.
Конечно, можно вернуться в кабинет, броситься в ноги капитану и умолять, умолять забыть конец разговора. Может специально провалить тест на совместимость. Можно подать рапорт об отчислении. Вот только Кот эти варианты даже не рассматривает. Решение принято и метаться, пытаясь всё отменить – глупо. Хотя последняя мысль выглядит почти привлекательно.
Надо вырваться из объятий, отгородиться стеной обиды, собрать всю силу воли в кулак, надо... но в объятьях Мышонка на удивление хорошо, и живо, и не так пусто. Джо осторожно делает ещё один глубокий вдох. Дышать становится самую каплю легче. Надо собраться силами и идти на татами. Но Кот не двигается, продолжая всё так же стоять. Только взгляд наконец-то фокусируется на Дике.
Ты рад? – вопросительные интонации в фразе проскальзывают исключительно по недоразумению. Это утверждение, просьба, почти приказ. Потому что если Мышонок не рад... Джо сам его придушит здесь и сейчас.

Отредактировано John Smith (19.12.2014 21:43:01)

+1

65

Джо трясет. Кажется, он и сам в шоке от того, что сделал. Дику безумно стыдно за то, что он, вроде как, вынудил Кота так поступить, и его тоже немного потряхивает, и потому Анон даже не думает выпускать соседа по блоку из объятий. Это нужно им обоим - чувствовать поддержку друг друга. Так легче. Им обоим нужно справиться с эмоциями, осмыслить то, что они натворили, и решить, как эту кашу расхлебывать.
Метис старается взять себя в руки и успокоиться. Потому что он чувствует, что Смиту сейчас не до принятия каких-либо серьезных решений, с него одного, самого главного, с лихвой хватит. А еще парню кажется, что Лакки сейчас очень жалеет об этом своем чересчур поспешном и необдуманном решении, и от этого еще поганее на душе. Ни хрена не должен. Ни хрена не поздно. Должен же быть выход - да хотя бы слить проверочный бой. Не будет никакой дрифт-совместимости - и отправят Джо к программистам, служить государству.
Надо сказать, то, чтобы у Кота все было хорошо, для Дика сейчас важнее собственных проблем. Он, пожалуй, даже готов уйти из жизни приятеля, только чтобы тот не предавал свою мечту. И это, пожалуй, как нельзя лучше доказывает, что Анон не просто увлечен, не просто запал на симпатичную мордашку, а дейтвительно влюблен в этого наглого, самоуверенного и до этого утра эгоистичного Кота.
И потому, прежде чем ответить на вопрос, Дик целует парня, наплевав на то, что в этом коридоре их вполне может кто-то увидеть. Целует, стараясь вложить в этот поцелуй все свои эмоции. Радость и стыд, благодарность и сожаление, горечь и надежду.
- Я бесконечно благодарен тебе. И рад, что настолько дорог тебе, - Анон с горечью улыбается, глядя в глаза Смиту, - И мне безумно жаль, что тебе пришлось выбирать. Так не должно быть, - парень вздыхает, осторожно поглаживая Лакки по спине, стараясь успокоить его. Для себя решение он уже принял, и теперь все зависит от ответа Джо.
- Ответь мне на один вопрос, - Дик смотрит очень серьезно, с какой-то отчаянной решимостью, - Ты хочешь быть моим со-пилотом? - не просто абстрактным пилотом Егеря, а именно его, Мышонка, партнером по дрифту, боевым товарищем, человеком, с которым предстоит делить ни много ни мало - ВСЕ.

+1

66

Дик его целует. Впервые. Сам. А Джо даже не может полностью насладиться моментом, поскольку реакции заторможены и сам он весь будто отмороженный. И это до слез обидно. Смит втягивает в себя воздух и швыркает носом, кладет руки на пояс Дику, а затем и вовсе утыкается лбом ему в плечо.
Что ж, Дик рад и это уже хорошо. Джо не альтруист, готовый радоваться тому, счастью другого. Особенно, когда самому хочется выть. Но если бы Анон не был рад, всё было бы совсем паршиво.
А ты сомневался? – Кот фыркает куда-то в шею Мышонка. О том что он как-то не давал повода понять насколько ему дорог Дик, Джо не задумывается, искренне считая что это должно было бы итак быть понятно. Так что вопрос риторический. А вот вопрос Дика нет. Джо вздыхает, теснее прижимается к Аноноу и доверчиво шепчет. – Я не хочу быть пилотом.
В детстве Джо, как и многие, преклонялся перед Егерями, восхищался пилотами, хотел быть как они. Это потом пришло понимание, что пилоты не живут "долго и счастливо". Егеря проигрывали. Вчерашние герои уходили в вечность, сотней мучительных способов. Пилот Егеря – это приговор, отсроченная смерть. Пилоты не доживают до пенсии, они умирают раньше. Есть конечно несколько счастливых исключений. Но счастливых ли? Маршал Хансен – герой, официальный пилот Счастливой Семерки и Страйкера Эврика, опытнейший из ныне живущих, единственный кто вышел на пенсию в силу возраста. Но счастливое ли? Потерять семью, пережить собственного сына и знать, что это все по твоей вине, потому что ты чего-то когда-то не смог. Пилоты не живут "долго и счастливо". Даже если они выживают, они навсегда становятся калеками физически и морально, пародией, уродливой карикатурой на саамах себя. И Джо страшно, безумно страшно. Он не хочет такого будущего ни себе, ни Дику. Вот только говорить Аннону он этого не собирается. Если Анон решит, что мечта стать пилотом яйца выединого не стоит, то значит, вот это всё было напрасно.
Но я не против быть твоим, – Кот улыбается, несколько неуверенно, рвано, как будто не умеет улыбаться. – А ты?
Джо накрывает ладонью запястье Дика и слегка сжимает. Предстоящий день представляется Коту как череда рваных отрезков, разбитых на минуты, часы, секунды, никак не связанные между собой. И первый отрезок – показательный бой.
- Идем.
Но вопреки своим словам Джо не пытается выбраться из объятий, не пытается куда-то пойти, а только безотчетно большим пальцем поглаживает запястье Дика.

Отредактировано John Smith (21.12.2014 17:02:36)

+1

67

Дик слабо усмехается, проведя ладонью по стриженому затылку Кота. Он понимает, что вопрос риторический, но все же честно признается:
- Сомневался. Я думал, что для тебя - всего лишь говорящая игрушка, - Джо ведь сам не раз говорил о соседе по блоку как о своей вещи. О своей собственности. Анон же хотел большего - и получил. Только как-то... Совсем нерадостно было от этого. Потому что лучше бы Лакки был счастлив, чем расстроен и напуган своим опрометчивым поступком, совершенным на эмоциях. Метис вздыхает и шепчет в ответ: - Я знаю.
Он и правда давно уже понял, что Смит не хочет быть пилотом, да и вообще к самой программе "Егерь" относится довольно скептически. Достаточно было вспомнить его высказывания по этому поводу. Нет, Кот не хотел вернуть долг государству и, возможно, ценой собственной жизни защищать весь мир, в отличие от своего детдомовского товарища, да и сражаться не слишком-то любил. Из него вышел бы отличный программист - вот это в самом деле было его призванием.
И отговаривать Лакки от этого призвания было бы очень неправильно. Но все же сейчас, когда они опустили все барьеры, Дик просто не может солгать.
- Я хочу быть твоим со-пилотом, - признается парень, ободряюще погладив Смита по щеке, - Знаешь... Если я и смогу пустить кого-то в свою голову, то только тебя, - возможно, он мог бы еще с кем-нибудь сойтись, сдружиться... Но ни к кому Анона еще так не тянуло, никого другого он не был готов так легко прощать за причиненную боль.
- Но мы можем провалить бой. Может быть, у меня получится зацепиться в Анкоридже... Мы сможем видеться, - метис старается улыбнуться. Сам он верит в это слабо, но... все возможно.
Им и правда нужно идти. Но Дик не хочет выпускать Кота из объятий.

+1

68

Джо почти фыркает. Даже не смотря на акцент на слове "твоим", он слышит во фразе признание: Дик хочет быть пилотом. Но то, что Смит единственный с кем Анон готов разделить свои мысли, Коту дико льстит. К тому же... Пустить в голову. Это такие перспективы! Возможно, в этой ситуации есть свои плюсы. И это нужно будет хорошенько обдумать.  Но сейчас есть более важные вещи.
Джо дергает плечом, и выпутывается из объятий Дика.
- Но-но! Что значит "провалить"?
Кот отвешивает Мышонку подзатыльник. Не болезненный, но, как надеется Джо, обидный. Смит недовольно и зло смотрит в глаза Дику и почти рычит ему в лицо:
- Только попробуй. Мы не провалим.
За свои слова Кот привык отвечать. Особенно за такие громкие заявления, как  "мы дрифт-совместимы". Если они провалят бой, его слова будут выглядеть как нелепая попытка погеройствовать, как самоуверенность мальчишки, отчаянно желающего стать пилотом. К тому ж "зацепиться в Анкоридже" звучит не особо уверенно.
- Иначе все это зря.
Джо разворачивается и идет прочь от кабинета Форреста к кабинету Вильяма. Что ж, пусть куратор их протестирует. И поймет, что я был прав!

+1

69

- Ну... Чтобы тебя перевели к техникам, - смущенно поясняет Дик, выпуская Кота из объятий. И он даже рад подзатыльнику, потому что это значит, что Джо, можно сказать, пришел в норму и теперь похож на себя-прежнего, а не вмерзшую в лед медузу.
Хотя все-таки Анон предпочел бы, чтобы его поцеловали.
- Как скажешь. Не провалим - значит, не провалим, - послушно соглашается парень. Он уважает решение Лакки и не хочет с ним спорить. Хватит, нагеройствовался уже...
- Прости меня. Ты был прав: нужно было наврать что-нибудь, а не признавать вину, - метис вздыхает, нагоняя Смита, и идет с ним рядом, глядя в пол. Ему стыдно за то, что все вышло вот так криво, но в то же время его не покидает ощущение, что в этом деле что-то нечисто. Словно офицер Форрест нарочно назначил такое суровое наказание, чтобы Кот не смог промолчать.

Вильям тоже не выглядит особо удивленным. Дик даже сказал бы, что куратор выглядит очень довольным, причем не ими, а собой. Но времени хорошенько подумать об этом нет.
Когда они переодеваются для боя и выходят на татами, в зале уже полно народу. Ощущение, что посмотреть на них чуть ли не весь шаттердом собрался. Ну, не весь, конечно, но тут и курсанты, и техники, и бог весть еще кто. Анон немного нервничает под таким количеством взглядов, но старается не подавать виду.
- Давай покажем им, на что способны, - ободряюще шепчет он Лакки, когда они берут шесты, - Смотри мне в глаза, хорошо? - в последние дни перед увалом они пытались так тренироваться. Дик рассказал про то, что мастера восточных единоборств могут угадывать все движения противника по его взгляду, и, конечно, они решили попробовать. Даже немного получалось, хотя на деле они просто дурака валяли. Но сейчас метис  уверен, что все получится. Он поймал это состояние полной отрешенности, когда все, кроме Кота напротив и его шеста, перестает существовать. Весь мир становится далеким и несущественным, есть только они вдвоем и небольшая площадка для боя.
"Смотри мне в глаза."
Поймав взгляд Смита, Дик кланяется противнику и принимает боевую стойку.

Отредактировано Dick Anon (24.12.2014 20:34:41)

+1

70

Джо делает вид, что ему все равно и гордо игнорирует окружающий мир: смотря, но, не видя, чужих лиц и взглядов. Он никому ничего не собирается объяснять. И очень благодарен Вильяму, что тот не комментирует, только так, спрашивает не больше необходимого. В отличие от толпы. Но её, слава Богу, слушать не надо. Им что, заняться нечем? Кот недовольно поджимает губы. Он, конечно, не справедлив. Сам бы он тоже не пропустил такое зрелище, как внеочередной бой на совместимость. Но между теми боями, что он наблюдал и этим есть одна большая разница: в тех он не участвовал.
А в любви тебе не признаться? – Кот фыркает. В глаза так в глаза. Хотя он и так неплохо выучил движения Дика. И совместные тренировки этому тоже способствовали. Хотя подспорье никогда не бывает лишним. Джо кивает.
И выходя на татами, Смит смотрит Дику в глаза и кланяется, не отрывая глаз. Начинать, как обычно ему. Вот только сейчас не кулаком в морду, а шестом по... плечам. В последний момент Джо решает играть честно и бить всё же по плечам, а не по пальцам. Хотя последнее было бы выгоднее, при хорошем ударе, противник бы лишился оружия. Вот только это не противник, а Дик. Да и бой вроде как показательный...

+1

71

Дику очень хочется ответить на словесный выпад Смита, вот только он никак не может выбрать между "а что, есть в чем признаваться?" и "я все равно тебе не поверю", так что молчит, только едва заметно улыбается: к месту или нет, но фраза немного разрядила обстановку и сбила градус пафоса.
К тому же, Джо не говорит "нет" - он принимает условие.
Жаль, что они ни разу не тренировались с шестами. Было бы проще. Но движение Кота Анону удается разгадать: не потому, что тот предсказуем, а потому, что они чувствуют друг друга и, пожалуй, разница между кулаком и палкой не так уж велика. Метис поворачивает шест, парируя удар, чувствуя, как по всей длине "оружия" проходит вибрация от удара, и не отказывает себе в удовольствии проскользить своим шестом вдоль шеста Лакки, будто погладив его. Мысль о предварительных ласках вертится в голове, но Дик старается считать, что это просто приветствие противника.
Он переступает босыми ногами по татами, уходя в сторону, и, провернув шест еще раз, атакует, метя аккурат в солнечное сплетение. Пока все просто: они заново изучают друг друга, пробуют на прочность, и потому первые выпады осторожны и неспешны. Но скоро азарт боя захватывает Анона, и он кружит по площадке, нанося удары все быстрее, не так прямолинейно, стараясь обхитрить противника.

+1

72

Надо было бить по пальцам, – мрачно думает Джо, когда Дик расходится не на шутку. Тот конечно бьет не на поражение, но всё равно треплет Кота изрядно. И даже тот факт, что Смит знает, куда Мышонок нанесет удар, ему не особо помогает. Джо просто не успевает, шест оказывается в нужном месте на доли секунды позже, чем это необходимо. Кот недовольно шипит и морщится.
Шестом курсантов не обучают работать, что бы видеть, как они могут справляться с незнакомым оружием. Джо думает, что если шест, это как бы очень упрощенная модель Егеря... половины Егеря, то его просто должны отсеять по профнепригодности. Наверно, если б на шест выделяли больше десятка часов (пара занятий в академии и одно перед показательными боями) он бы орудовал им лучше. Но, увы, шестом учат работать лишь настолько, что бы курсанты не теряли его из рук.
Джо сжимает пальцы до боли, руки гудят. Кот неотрывно следит глазами за Мышонком, за его лицом, за его глазами. И может, поэтому пропускает некоторые из ударов. И не только из-за того, что не может охватить боковым зрением всю фигуру Анона. Глаза Дика дразнят, смеются, манят, затягивают, и Джо практически теряется, растворяется в этой черноте, плавится под его взглядом. Он слишком много уделяет внимание, мыслей, желаний этому взгляду, что бы сосредоточиться на бое. Хотя мыслей как токовых нет, Кот просто загипнотизирован взглядом, и отвлекаться на что-то ещё, о чем-то думать, что-то планировать, прикидывать кажется кощунственным.
Пот катится градом. Джо моргает почему-то слипшимися ресницами и считает удары блоков. Семь... Восемь... Смит утирает рукой пот со лба, тяжело дышит. Сердце глухо бухает где-то в груди. Кот готов поклясться, что он больше не сможет. Отлынивание от тренировок дает знать.
Когда раздается звучное «Стоп бой!», Кот счастливо улыбается и падает, где стоял, наконец, прерывая зрительную пытку. У него стоит. И вовсе не от выброса адреналина.

Отредактировано John Smith (26.12.2014 13:15:38)

+1

73

На самом деле все идет не настолько гладко, как Дик рассчитывал. Все-таки трудно сражаться вот так, угадывая движения противника, а не следя за его руками-ногами-шестом. Понять-то задумку противника успеваешь, а вот среагировать - не всегда. Анон успевает не раз и не два получить шестом от Джо, но потом старается обуздать свой азарт, взять эмоции под контроль и снизить скорость атак, подстраиваясь под спарринг-партнера. В конце концов, они же не собираются проваливать этот бой!
И одновременно с этим парень чувствует, что Кот не настолько сосредоточен на бое. Отвлекается, как и всегда. Метису, конечно, и в голову не приходит, что Лакки может засматриваться на него, но он знает, как Смит не любит драться, и снисходительно делает скидку на это, словно невзначай подставляясь под удар: они должны набрать примерно равное количество касаний. Хорошо хоть это не настоящий бой и удары наносятся едва ли вполсилы, иначе быть бы им обоим в синяках: даже странно, что бой еще не остановили, потому как обычно для победы достаточно четырех касаний. Дик надеется, что это не из-за того, что куратор видит, что он поддается: черт возьми, если Вильям видит это, то просто не может не видеть, что они с Джо дрифт-совместимы!
И вот, наконец, сигнал. Анон выпускает из рук шест и растирает гудящие кисти: - бой дался далеко не так легко, как хотелось бы, они с Котом мокрые, как мыши. Впрочем, это не мешает парню широко улыбаться: он действительно доволен тем, как прошло это показательное выступление, и потому, остановившись рядом с повалившимся на татами Лакки, легонько толкает его в бедро тыльной стороной ступни, мол, не радуйся так концу боя и хотя бы сядь для приличия.
Вокруг подозрительная тишина. И все смотрят на них как-то странно: похоже, с этим боем в стиле "глаза в глаза" они выпендрились так, как еще никому не удавалось.
Сержант откашливается, и, неприлично довольный собой, как будто это его личная заслуга, выносит вердикт:
- Ну надо же, действительно совместимы!
Курсанты вокруг взрываются одобрительными воплями и свистом, но Вильям призывает всех к порядку повелительным жестом и продолжает: - Можете собирать свои манатки. Вас сегодня же переведут в корпус рейнджеров. Завтра - первое испытание на симуляторе, а сейчас - свободны.
- Есть, - коротко отвечает Дик и поворачивается к Смиту, протягивая ему руку, чтобы помочь встать. На похлопывания по плечам и спине от окруживших их ребят он не обращает внимания, глядя только на Джо и улыбаясь ему.

+1

74

Джо вяло дергает плечом, отмахиваясь от Дика. Отстань. Он не хочет вставать. Или шевелиться. Мышцы в этом вопросе на удивление солидарны. Тут на татами мягко и сухо, и люди почти не ходят. Еще пару минут, а? Грудь тяжело вздымается, дыхание сбилось. Кровь гудит, сердце бухает, и слова сержанта до Джо долетают, как сквозь вату. Хотя дело тут скорее не в сбившемся дыхании, а в том, что мысли полностью солидарны с мышцами и тоже очень неохотно ворочаются под черепной коробкой. От более-менее дружных поздравлений Кот довольно улыбается. Он не особо вникает что кричат, ему просто приятно всеобщее внимание, Кот подпитывается от него, как солнечная батарея в ясный день. Повернув голову Смит смотрит на Дика. Он тоже счастлив? И приминает протянутую руку, рывком вставая. И вот тут он понимает, о чем говорит толпа. И в первый момент морщится. Он абсолютно не желает, что бы его поздравляли. Но делать увы нечего.
Кот наиграно, натянуто улыбается, кладет руку на плечо Мышонка и кивает в такт хору голосов. Да-да-да.
А мы-то как рады! – Джо изображает дикую радость и тащит Дика в блок. Сейчас Кот полностью солидарен с Мышонком – ему не хочется быть в компании, не хочется поздравлений. Но большая и шумная компания явно поможет ему "не думать" о произошедшем. И потому он соглашается на крайне подозрительные посиделки. - Обязательно зайдем и отметим!
И продолжает улыбаться. Вплоть до того момента, как они вваливаются в блок, где вся веселость с Джо мигом слетаем.
Вот дерьмо!
Кот тащится к свой койке и тяжело плюхается на неё, приваливаясь к стене, оглядывая комнату шалым взглядом. Надо собираться, выезжать из комнаты, которая за последние полтора года стала ему практически родным домом. Лень.  К тому же дело не только в лени. Возбуждение, конечно, несколько спало после татами, но...
Не поможешь? – Кот скалится и запускает руку в штаны. Он помнит о своем решении не дрочить при Дике. Но не на Дика же! К тому же Анон пока явно будет занят. Подмигнув Мышонку, Джо поясняет своё странное предложение. – У тебя охрненные глаза!
Возьми, черт возьми, ответственность! Впрочем, что будет если Дик действительно попытается взять ответственность, Джо не представляет.

Отредактировано John Smith (27.12.2014 13:02:43)

+1

75

Такое ощущение, что их сейчас на сувенирные шматки собираются порвать. Эйфория спадает, Дик как-то резко вспоминает, что находится посреди толпы, чересчур напирающей толпы, и цепляется за Джо как за единственный якорь. Ему ужасно неловко быть центром всеобщего внимания, метис вымученно улыбается и кивает ребятам, мечтая поскорее оказаться подальше ото всех, забиться в свою норку, как сказал бы Кот, и там уже придти в себя, переварив произошедшее.
И Анон просто безумно благодарен Лакки за то, что тот его вытащил из этого океана поздравлений и радостных лиц. а это даже можно простить данное от лица обоих вечером придти на прощальную "вечеринку". Их, правда, провожают до самого блока, но, слава богу, попыток последовать за ними внутрь не предпринимают. Дверь закрывается, отрезая шум голосов, и парень с облегчением выдыхает, как-то разом обмякнув. На ногах Дик еще держится, но откат неизбежен, и потому очень хочется сесть или лечь, и чтобы никто его не трогал хотя бы с полчаса.
Но оклик Смита снова возвращает его к реальности, и Анон, взглянув на Джо, округляет глаза:
- Ты что, совсем ебнулся?..
Признание Кота выбивает метиса из колеи. Он вспоминает, как Лакки смотрел на него во время боя, и, кажется, начинает понимать, почему. Но это же... Просто невозможно. этот придурок просто прикалывается, всего лишь хочет сбросить напряжение после боя. И все же Дик нервно облизывает губы и не отводит взгляда, глядя прямо на Смита:
- Ты... всерьез собрался дрочить на меня? - или на его глаза, что, впрочем, сути не меняет. Анон мысленно вопрошает вселенную, за что ему все это, но следующий вопрос сдержать не может, как и шаг к Джо: - Или... Я как-то иначе должен помочь тебе? - метис останавливается перед Котом, глядя на него сверху вниз. Впрочем, он старается смотреть Лакки в глаза, а не на его руку, запущенную в штаны.

+1

76

Собственно реакция Дика почти полностью соответствует представлениям Джо. Почти, потому что Дик матерится. И не отказывается. Ну, или как иначе объяснить его поведение? Кот насмешливо вскидывает брови. Вопрос Дика можно считать риторическим. Джо собственно таковым его и считает. Но промолчать Кот не может.
А не заметно? Или, – Кот облизывает губы и, неотрывно смотря в черные глаза Мышонка, делает характерный жест обозначения минета. – У тебя есть другие предложения?
Но вообще да, Дик может ему помочь. От одной мысли, что Мышонок будет смотреть, ослабшее было возбуждение возвращается с удвоенной силой.  Кот тяжело сглатывает.
Просто стой так, – голос мгновенно садится, а дыхание сбивает. Джо делает шумный вдох, и выдыхает через приоткрытые губы. – Просто смотри.
На самом деле, Джо думал ограничиться созерцанием задницы и спины Дика, пока тот будет собираться. Но так даже лучше. И отказаться от столь щедрого предложения Джо просто не может. Он шире расставляет ноги, сильнее откидывается назад, рука равномерно двигается вверх-вниз, мир стремительно сужается до черных глаз Дика, и Джо думает, что мог бы кончить от одного его взгляда. Наверняка. Он бы подался вперед, что бы лучше видеть, но поза крайне удобная, и Джо безотчетливо шепчет.
Иди сюда... – и на мгновение, испугавшись, что Дик прервет зрительный контакт, Джо чуть зло с нажимом шипит. – Смотри на меня!

+1

77

Дик растерян. Сутки назад, когда он решил напугать зарвавшегося Кота, ему и в голову не могло придти, что то реально захочет чего-то подобного. А сейчас, на волне адреналина после боя, Джо так беззастенчиво намекает на отсос, что теперь краснеет и смущается его будущий со-пилот.
"Черт..."
Анон шумно сглатывает, неотрывно глядя на Лакки. Мысли вертятся вокруг того, как отреагирует Смит, если он действительно опустится на колени, отведет в сторону его руку и заменит ее своими губами и языком. Черт возьми, это невероятно соблазнительная идея, но Дик все еще считает, что он не должен идти у Кота на поводу и сбивать его с правильного, гетеросексуального пути. И сейчас он должен развернуться и выйти... Вот только метис не может. Он вроде как сильно задолжал Джо, потому как только благодаря ему остался в программе и на шаттердоме. И Анон просто не может отказать ему.
И Дик стоит и смотрит, то и дело облизывая пересыхающие губы, чувствуя, что сам заводится не на шутку от одного лишь выражения лица Лакки. Тот ведь... не шутил. Он в самом деле дрочит на парня, с которым почти месяц живет в одной комнате, и это ужасно неправильное, но вместе с тем невероятно возбуждающее зрелище.
Когда Смит зовет его, парень наклоняется вперед, не разрывая зрительного контакта, упирается ладонями в стену по бокам от головы Кота, а коленом - в койку между его ногами, нависая над ним. Их лица оказываются очень близко, и Анон больше не может сдерживаться. Он сокращает и без того небольшое расстояние, касаясь губами губ Джо, легко, почти невесомо его целуя.

+1

78

У Джо наверно ещё не было одновременно столь невинного и столь развратного поцелуя. Кот подается вперед и лижет губы Мышонка, чуть щурясь от удовольствия. Зрительный контакт, Джо впрочем, не разрывает. Дик выглядит таким растерянным, потерянным, ошарашенным, беззащитным, что его хочется всего и полностью. Его хочется забрать себе в единоличное пользование, но... Джо не спешит, с нажимом проходится языком по губам Анона, ощущая в одном месте небольшое утолщение шрама, и с удовольствием зализывает рану, втянув нижнюю губу внутрь. Впрочем, двигать рукой Джо не забывает. Это, пожалуй, самый охранительный поцелуй Кота за последние полгода.
Джо стонет в поцелуй, перед глазами кружится тысяча мелких звездочек, и на фоне глубоких, теплых, черных глаз Дика это выглядит просто фантастически. Разорвав поцелуй, Джо откидывает голову назад, упираясь затылком в стену, и щурит глаза. Его лицо искажает гримаса муки и наслаждения. И он кончает, и стонет пошло, долго, громко.  Это восхитительно. И не только потому, что у Кота секса не было чертову уйму времени. Кстати именно поэтому эта пытка и заканчивается столь быстро.
Джо чуть морщится, чувствуя, как по руке стекает вязкая теплая липкая жидкость. Свободной рукой Кот притягивает Дика ближе к себе и тягуче целует, а затем шепчем в самые губы:
- Спасибо.

+1

79

Есть что-то откровенно сумасшедшее, безумное в том, чтобы вот так неторопливо, почти лениво целоваться с парнем, который только что признался, что дрочит на тебя и откровенно продемонстрировал, что не шутит. Взгляд у Кота хищный, жадный, голодный, и Дик чувствует, что окончательно и бесповоротно запутался в силках чужой воли, что он сейчас просто не способен разорвать поцелуй, отвести взгляд и отстраниться. И, наверное, он сошел с ума, раз ему не хочется это сделать, не хочется сбежать, как он привык поступать...
Анон ловит стон Джо губами, и его словно током прошибает. Кажется, еще немного - и он кончит, как подросток, не прикасаясь к себе, от одного только поцелуя и от вида лица Лакки, когда тот запрокидывает голову и кончает. Смит невероятно красив в этот момент, несмотря на то, что черты его лица искажены страстью и наслаждением. Метис продолжает смотреть, стараясь запомнить все в малейших подробностях, несмотря на то, что сейчас самое время сбежать и сделать вид, что ничего не было. Абсолютно ничего.
Парень позволяет себя поймать и поцеловать, даже пытается ответить на поцелуй, больше не играя роль ледяной статуи, но одного слова Кота достаточно, чтобы разрушить эту иллюзию вседозволенности, иллюзию того, что они могли бы быть вместе. Дик приходит в себя и резко, рывком отстраняется, растерянно глядя на Джо и пытаясь понять, что теперь делать. Он ведь едва не выдал свои чувства, а может быть, Лакки все понял по тому, что он не отстранился, позволил втянуть себя в эту игру...
Анон отскакивает от кровати и, схватив полотенце и мыло, сбегает из блока, чтобы избежать разговора, оттянуть момент, когда придется отвечать на вопросы. В том, что Смит непременно будет задавать вопросы, он не сомневается. Будет. Попытается всю душу наизнанку вывернуть, вытащить все то, что скрыто.
К счастью, в душевых никого нет. Это они с Котом вроде как "отмучились" на сегодня, а у остальных курсантов по времени разгар тренировки. Дик раздевается, включает воду и забирается под теплые струи душа, а потом, привычно прижавшись лопатками к холодному кафелю, вспоминает лицо Джо в тот момент, когда он кончал, и дрочит себе, представляя все то, что мог бы с ним сделать.
Разрядка приходит неожиданно быстро, оргазм неожиданно сильный и оглушающий, и Анон несколько минут просто отмокает под душем, приходя в себя. Он чувствует себя совершенно вымотанным, хотя день по сути только начался. Нужно собраться, встряхнуться, заставить себя что-то делать... Не может же он вечно от Лакки в душе прятаться, черт возьми?
Через четверть часа метис возвращается в блок, если не свежим, как огурчик, то хотя бы чистым. И, ни слова не говоря, начинает собирать вещи.

+1


Вы здесь » The world of Pacific rim » Пост-канон » Кот в мышеловке


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC