The world of Pacific rim

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The world of Pacific rim » Пост-канон » Кот на поводке


Кот на поводке

Сообщений 1 страница 30 из 113

1

Название отыгрыша:
Кот на поводке
Участники:
John Smith, Dick Anon
Жанр, рейтинг, возможные предупреждения:
Путешествия, ангст, гомосексуальные отношения. Рейтинг NC-17.
Краткое описание:
Мышонок, оклемавшись немного после комы, возвращается в блок. А Кот готов использовать все возможные способы, чтобы отсрочить поездку в Сан-Франциско.
Связь с другими эпизодами, хронологические рамки:
Сразу после Сказка о спящем Мышонке

+1

2

В медблоке Томас проводит двое суток. Не то что бы ему так плохо - нет, наоборот, он чувствует себя вполне нормально, а вот доктора перестраховываются и держат его в палате профилактики ради. Хотя сам парень вот совсем-совсем не собирается впадать в кому еще раз. И одного-то с головой хватило...
К счастью, Кота к нему пускают. Три раза в день на пару часов. Дик безумно рад и этому, потому что без Джо ему... Не то что бы плохо, но как-то неуютно и тоскливо. А еще Лакки таскает ему булочки из столовой, конфеты и прочие вкусные мелочи, и метис каждый раз едва не тает от благодарности за такую заботу. Он не привык к тому, чтобы о нем так заботились, и потому и сам ластится к Смиту, как прирученный зверек, мечтая поскорее оказаться с ним наедине.
И вот, наконец-то, его отпускают из медблока. Да еще с обещанием в скором времени переоформить документы, чему новоиспеченный Томас Андерсон очень рад. Перед самой выпиской комендант вручает ему письмо - долгожданный ответ от родителей Джо, и потому парень едва не бежит к их блоку - ему не терпится, во-первых, обнять и горячо поцеловать своего Кота, а во-вторых, вскрыть и прочитать письмо.
Однако перед дверью метис медлит и делает несколько глубоких вдохов-выдохов, чтобы успокоиться. И только потом стучится, предполагая, что Лакки внутри и приличия ради его стоит предупредить о появлении кого-то на пороге. А то вдруг Смит не одет? Хотя этому Томас был бы очень рад.

+1

3

Когда Лакки в первый раз поинтересовался датой выписки Мышонка, медсестра её ещё не знала, но очень хотела помочь. Когда же дата стала известна, Кот уже настолько осточертел ей с этим вопросом, что промолчала она чисто из вредности. Так что о возвращении Дика домой Джо не знал. Ждавл, надеялся, но не знал. Даже в тот момент, когда раздался стук в дверь, у него ни мысли не мелькнуло, что вернулся Дик. Возможно, мелькни мысль, и  Дик не застал бы ту картину, что предстала его глазам. Возможно.
Джо восседал на кровати в одних штанах, поджав под себя правую ногу, зажав в руках веер карт, а в зубах сигарету. Перед ним с растрепанными волосами и без футболок, расположились близнецы и рыжий. На покрывале между ними лежит горка серебристых квадратиков.
Презервативы были не самой ходовой валютой на шаттердоме, но играли на них весьма охотно. Почти, как на сигареты. Но в последние дни "цена" на кондомы возрасла. Кто играл только на них, повышая собственный запас. Этим собственно он сейчас и занимался.
- Мышонок! - Джо подскакивает на ноги, на смотря на глумливый взгляд рыжего и много значительные переглядывания близнецов. - Тебя выписали? - Кот почесывает яйца, поджимает губы и хмурится. - В смысле, как давно?
Сделав пару шагов, Лакки быстро приближается к Дику и крепко того обнимает.
- Я рад тебя видеть, - тихо, на ухо, только для Мышонка.

+1

4

Дик очень удивляется, когда, войдя в блок, видит, что Джо не один. Обычно Кот предпочитал ходить в гости к друзьям, а не приглашать друзей к себе. Не то что бы метис сильно против таких вот посиделок, но именно сейчас он хотел бы оказаться наедине с любовником, а не в компании его друзей.
Но Томас легко перестраивается: интуитивно спрятав письмо за спину, он улыбается Лакки и дружески хлопает со-пилота по спине, после чего шутливо отталкивает, изображая оскорбленную невинность: пусть теперь рыжий и близнецы думают, что такого пошлого Смит сказал своему Мышонку! В общем, все остается в рамках игры в отношения.
- Только что, - усмехается он, - У нас гости? Эй, то, что Джо отвлекся, не означает, что вы можете безнаказанно мухлевать! Я все видел! - шикает парень на обнаглевших дружков Кота, которые решили воспользоваться моментом. Как бы не так! Они, конечно, с досадой смотрят на Дика и бросают карты, но это их не спасает.
- За мухлеж вам засчитывается техническое поражение, - нахально заявляет метис. Рядом с Джо он смелеет, тем более с его друзьями уже давно знаком и в целом свыкся, так что иногда показывает клыки. Особенно в такие моменты, как сейчас, когда в комнате слишком много лишних, - А теперь брысь отсюда - на сегодня игра закончена, - он не хочет слышать никаких глупых вопросов о самочувствии и тем более не хочет на них отвечать. Надоело еще в больничном крыле. Томас хочет остаться с Лакки наедине и ясно дает это понять. Рыжий и близнецы заметно недовольны, и парень косится на Смита, мол, поддержи меня, чего молчишь.

+1

5

Эй! – с недовольным видом. Джо оборачивается к койке, и возмущенно смотрит на друзей. Хотя возмущение скорее наиграно, чем действительное. Мухлеж – это неотделимая часть карточной игры, неотделимая и важная! И в любой другой ситуации Джо бы только поворчал. Может выбил бы какие-нибудь плюсы седее за "моральный ушерб" и продолжил игру. Но тут ситуация совсем другая. И потому, быстро приблизившись к кровати, Лакки решительно собирается карты в колоду.
- Вы слышали, моего со-пилота. Так что на выход, на выход... Захотите ещё подбросить мне презервативов, милости прошу.
Рыжий натягивает футболку, и пошло скалится, высказывая предположения. Что Коту они определенно понадобятся, а то сегодняшние "дары" небось, и до ночи не доживут. Парни не выглядят слишком расстроенными, покидая комнату и громко рассуждая что, как и в каких позах собираются делать её обитатели использую "нагло отжатый выигрышь". Зубоскалят в основном Рыжий и младший из близнецов, старший же всё порывается остаться и позадовать Дику вопросы. Прерванный дрифт его больше волнует, чем прерванная игра. Вот только Кот сам выталкивает друга за дверь, а затем, удовлетворенно щелкает щеколдой.
Ну вот и всё! – Лакки оборачивается, и мягким пружинящим шагом направляется в Дику. – Иди сюда.
Джо протягивает руки, обхватывая ладонями лицо Мышонка, и глубоко влажно целует того, старательно вылизывая ему рот.

+1

6

Джо даже не пытается возмутиться тем, что его друзей так нагло выставляют из блока - наоборот, поддерживает осмелевшего Мышонка, выпроваживает приятелей, и это означает, что они оба мыслят в одном направлении. Кажется, Кот тоже жаждет остаться наедине, и Дик искренне надеется, что по той же причине.
Пошлости, которые парни высказывают вслух, больше не смущают метиса: он только с улыбкой провожает рыжего и близнецов взглядом, думая о том, что те даже не представляют, насколько близки к истине. О да, презервативы сейчас пригодятся, если только Лакки не вздумает снова поджать хвост.
- Идите-идите! Все вопросы - за ужином, - Томас с усмешкой кивает старшему из близнецов, который, в отличие от младшенького, думает не только о сексе, и с облегчением выдыхает, когда Смит запирает дверь за спинами друзей. А потом бросается навстречу Джо и порывисто обнимает его, стараясь, впрочем, не помять конверт:
- Я так соскучился... - парень буквально набрасывается на губы Кота, целует его жадно, нетерпеливо, со всей страстью, на которую только способен. И так же нетерпеливо толкает его к кровати, отбросив письмо на стол: черт побери, он так долго был лишен возможности быть со своим любимым, довольствуясь только поцелуями украдкой в больничном крыле! Но сейчас-то они могут позволить себе все, что угодно!
- Скажи, что больше не сбежишь... - лихорадочно шепчет Дик, запуская пальцы под резинку штанов Джо, - Скажи, что хочешь меня...

+1

7

Кто-то, кажется, озверел, – Кот ухмыляется и позволяет повалить себя на кровать. Он аккуратно ложится спиной на покрывало, на презервативы, на карты, на пачку сигарет. – Что за таблетками-то тебя там пичкали?
Джо кладет одно ладонь на задницу Мышонка и собственнически сжимает половинку, другая рука притягивает Дика за шею к себе. Сам Кот тихо мырлычет, когда Мышонок так целеустремленно залазит рукой ему в штаны. – Озверином что ли пичкали? Пришел, выгнал моих друзей, повалил меня...
Лакки не отвлекается от поцелуя, только так прерывается ненадолго, что бы выдохнуть в губы очередное слово.
Я не сбегал, – Джо обводит губы Томаса кончиком языка. – Разве я когда-нибудь сбегал от тебя?
Рука с зада Дика исчезает. Упершись ей в кровать, Кот перекатывается, подминая Мышонка под себя. И целует-кусает его в шею с утробным рычанием.
Мой маленький Мышонок! Разумеется я тебя хочу. Ты же мой, – руки скользят вдоль боков Дика, сжимая, сминая. А затем приподнимает на руках и требовательно смотрит в темные затягивающие глаза Мышонка. Мограет, пытаясь сбросить наваждение Дика и строго вопрошает: – Так что тебе прописали в лазарете?

+1

8

- Просто я очень, очень соскучился, - усмехается Дик и с готовностью прижимает Джо к кровати, оседлав его бедра. Тихо рычит, когда рука Кота собственнически облюбовывает его задницу: черт возьми, еще немного - и он кончит в трусы, как подросток! - И хочу поскорее почувствовать тебя в себе, - парень произносит это совершенно бесстыдно, трется пахом о бедро любовника, нахально стягивая его штаны ниже. И вообще, он не виноват, что Лакки был не один! Если бы он тихо-мирно сидел в комнате и ждал выписки со-пилота, то никого бы выгонять не понадобилось!
Томас всерьез увлекается поцелуем. Настолько, что временно оставляет штаны Смита в покое. По поцелуям он тоже жутко  соскучился, особенно таким.
- Как это не сбегал? - метис тихо смеется и ловит губами язык Джо, - А кто поджал хвост и решил, что больше никакого секса?
К счастью, это решение, похоже, в прошлом. Потому что Кот перехватывает инициативу и ловко опрокидывает Дика на кровать, оказываясь сверху. Тот только смеется, шире разводит ноги и смахивает на пол карты, сигареты и большую часть кондомов, чтобы не мешались:
- Трахни меня, - метис ловит лицо Лакки в ладони, гладит по щекам, заглядывает в его глаза. И недовольно фыркает, когда Смит портит весь настрой фразой про лазарет, - Да ничего такого! Нервное истощение или что-то вроде, разрешили отдохнуть от погружений пять дней. И вручили письмо, так что у нас отпуск и мы едем в Сан-Франциско.

+1

9

Я не поджимал, – холодно откликается Джо. И щурится. "Только попробуй поспорить." Свое временное отстранение от Дика, свои сомнения в правильности подобного поведения Кот благополучно забыл. А что не забыл, списал на заботу о Мышонке. Так что в какой-то мере он даже искренне не понимает, что Дик имеет в виду. – И у меня нет хвоста.
Лакки расплывается в широкой улыбке, смотря сверху вниз на Томаса. Наличие или отсутствие воображаемого хвоста, это такая мелочь, когда тебя просят о подобном. Даже врачебные предписания мелочь. А вот письмо – не мелочь. Лакки недовольно хмурится, думая, как это он так прозевал его. Хмурится и отмахивается. Он позже со всем этим разберется, а сейчас у него тут Мышонок нетраханный лежит. Непорядок. Лакки облизывается.
Значит, ты будешь лежать и отдыхать! – Джо решительно расстегивает пуговицы на рубашке. "И какого черта он так тщательно застегивается?!" Ладони оглаживают горячую грудь Дика, на мгновение задерживаясь над сердцем, считая громкие, частые, тяжелые удары сердца Томаса. – Так что не мешай мне, Мышонок.
Как только пуговицы кончаются, ладони Кота  спешат дольше, накрывая пах Дика, чуть сжимая, оценивая как это "очень, очень". И оценка  Джо определенно нравится. Вот только...
Где галстук, Дик? Чем я буду тебя, – Кот наклоняется, выдыхая в губы Мышонку, и чуть сжимает руку, покоящуюся на его члене, – Связывать?

+1

10

Дик усмехается. У его пилота совершенно потрясающая способность забывать все то, о чем он не хочет думать. Джо изменчивый, как ветер, и легко выбрасывает из головы память о том, в чем, возможно, был неправ. Хорошее это качество или плохое? А черт его знает, парень просто не спорит и пользуется моментом, чтобы огладить ладонью задницу Кота от поясницы вниз:
- Действительно, хвоста нет, - в голову снова лезут непрошеные, совершенно безумные фантазии. Хорошим мальчикам не полагается о таком думать, но, черт возьми, Томас теперь знает, что подарит своему любимому на ближайший праздник. Главное, чтобы тот не узнал об этом сюрпризе раньше положенного.
- Хорошо. Я не буду мешать, - метис тихо смеется, шутливо целует Лакки в нос, пока то возится с его рубашкой, и демонстративно заводит руки за голову, сжимает пальцами спинку койки. Ему хочется трогать партнера, раздеть его, гладить горячую кожу, но есть что-то в том, чтобы отказывать себе в этих желаниях и позволять Смиту делать все так, как ему хочется. Так что Дик только выгибается и кусает губы, подаваясь навстречу ласкающей руке: он и впрямь готов кончить даже от таких простых прикосновений сквозь одежду. Воображение и предвкушение невероятно возбуждают.
- Я весь твой и не собираюсь сбегать, - шепчет Томас и легонько прихватывает зубами нижнюю губу Джо. Улыбается, лукаво щурясь, - Зачем же меня связывать? - или Кот хочет привязать его к кровати, чтобы Мышонок больше никуда не вляпался? - Впрочем... Если ты так хочешь, то воспользуйся ремнем, - метис взглядом указывает на собственный расстегнутый ремень и приглашающе приподнимает бедра, - Давай уже! Или забыл, где смазка? - смазка под подушкой. После их первого секса Дик позаботился, чтобы смазка всегда была под рукой. Да и сегодня в душевой больничного крыла, когда остался один, постарался подготовиться.

+1

11

Мой, – подтверждает Джо, удовлетворенно наблюдая, как Мышонок цепляется пальцами за спинку кровати. Так правильно. Так хорошо. – Именно потому, что мой.
Почему бы и не связать Мышонка, если он может? Если сам Дик не против? Полный контроль над ситуацией. Полная уверенность, что никто и никуда не утащит Дика. И самое главное, это возможность забыть, как хорошо, комфортно, правильно бывает в дрифте, когда рулит Мышонок.
Кот касается губами живота Дика, а затем ведет кончиком языка влажную дорожку вверх, между ребер, до солнечного сплетения. Ремень... Джо слегка морщится. В прошлый раз, после ремня на коже Дика остались красные следы, и это Коту совсем не понравилось. Оставлять на Мышонке следы – это исключительно его привилегия. Но, раз ничего больше нет.
Значит, ремень, – Кот привстает, спускает брюки с бедер Дика, а затем и вовсе помогает тому избавиться от данного предмета одежды. Рубашка так же летит прочь, от соблазнительной мысли связать ей запястья парня, Лакки отказывается. По крайней мере, от банального связывания. Усевшись на живот Томаса, Лакки обстоятельно начинает сворачивать из рубашки плотный жгут, которым затем обхватывает тонкие запястья Дика. – Мы же не хотим, что бы у тебя остались следы.
Поверх ткани ложится темная кожаная лента ремня, который Лакки решительно затягивает, стягивая руки Томаса.
Не больно? – Лакки медленно лижет висок Томаса, и смотрит в его черные глаза. – Ты же мне доверяешь?
Джо улыбается и перевязывает оставшимся концом ремня прутья на кровати. Сам же он в это время трется задницей о пах Томаса, и тянется за смазкой.

+1

12

- Так любишь тотальный контроль? - Дик тихо смеется и все с тем же прищуром наблюдает за дальнейшими манипуляциями Кота, - Я и не знал, что ты такой собственник...
Нет, на самом-то деле знал, но отчего бы не подразнить Джо, раз нет возможности заняться чем-то еще? Тот сам лишил его возможности раздевать, смакуя каждую пуговицу, трогать, гладить, сжимать... Хорошо еще не додумался до кляпа.
Парень тихо стонет, когда любовник начинает вылизывать его подтянутый живот. Сердце стучит чаще, грудная клетка бурно вздымается и опадает на каждом вдохе-выдохе. Томасу кажется, что его сердце стремится покинуть клетку из ребер и биться в груди Лакки, рядом с его сердцем. Как жаль, что они при всем желании не смогут слиться настолько же тесно, как в дрифте...
- А мне, значит, завтра гладить, - с легким укором замечает метис, наблюдая, как Смит издевается над его рубашкой. Он бы, пожалуй, предпочел бы стертую кожу на запястьях, чем приводить несчастную рубашку в идеальное состояние. Но Дик не сопротивляется, позволяя со-пилоту связать его и прикрутить к спинке кровати, только пробы ради дергает руками: отлично, ремень держит, но не натирает запястья.
- Все хорошо. Я тебе доверяю, - парень ласково улыбается Коту, поощряя его переходить уже к более решительным действиям. Шире разводит ноги, приподнимается, дотягиваясь губами до шеи перегнувшегося через него Джо. Тихо рычит, шутливо и совсем не грозно, целует Лакки туда, куда удается достать.

+1

13

Не гладь, – пожимает плечами Джо. В этом он проблемы не видит. В конце концов, ничего такого плохого с рубашкой не произошло. Она даже не порвется, если Дик будет дергаться, что есть силы. Максимум что может произойти, так это рубашка зацепится за пряжку, если Томас попробует вытащить руки из захвата, не снимая ремня. А так всё абсолютно безопасно.
Смазка оказывается в руках, и Джо аккуратно откладывает тюбик в сторону. Ещё не время. Хотя если судить по Дику её время настало уже минут пять как. И Кот с этим, пожалуй, даже согласен, но в планах у него совсем иное. Спустившись ниже, устроившись между широко разведенных ног Дика, Лакки улыбается и смотрит ему прямо в глаза. А затем берет руками его левую ногу и аккуратно прикасается губами к нежной коже на внутренней стороне. Кот ухмыляется и оставляет засос около сгиба ноги.
Вот и правильно, доверяй мне, детка.
Оставив в покое ногу, Джо переходит выше, ощущая под губами тонкую мягкую ткань трусов, а там внизу под ней горячую, почти раскаленную кожу. Обхватив губами через ткань ствол, Кот слегка посасывает, втягивая в себя, скользит выше по всей длине, оставляя на трусах мокрые пятна. Глубоко вдыхая запах Дика, Кот думает, что вот в таком положении его со-пилот прекрасен: покорен, возбужден и полностью его. Джо улыбается, и не прерывая своего занятия ведет руками вверх по торсу Дика, нажимая на бока, ощущая ребра под своими ладонями.
Кот ласкает член через трусы пару минут, одновременно пальцами изучая, заново узнавая тело Томаса. Томаса, не Дика. Кто знает, кого он вытащил из комы. Не остался ли его Дик там, под завалом? Наконец стащив трусы, и отбросив их в сторону, Джо выдавливает на пальцы немного смазки и осторожно, но сразу двумя пальцами пытается, войди в Томаса.
Поднявшись. Кот опирается предплечьем свободной руки на грудь Андерсона и всматривается в его глаза, ищет ответ на свой вопрос: Кто сейчас перед ним?
Расслабься.
Член болезненно ноет. Пальцы с некоторым усилием проскальзывают в горячее тесное нутро. Джо тихо стонет, толи от боли, толи от наслаждение, толи от предвкушения. Мой, только мой. рука движется, пальцы чуть-чуть расходятся в стороны.
- Готовился?
Кот довольно и зло усмехается. Ему нравится, что Мышонок думал о нем. Ему не нравится что мышонок думал о нем без него.

+1

14

"Не гладить?!" Дик с наигранным возмущением смотрит на своего любовника-раздолбая:
- Я - не ты! Я не могу носить мятую рубашку! - и Джо не позволит по мере возможности. Зря он, что ли, все это время старался приучить Кота к порядку и заботился о том, чтобы тот выглядел прилично и не получал выговоры за мятую форму?
Но это сейчас не важно. Сейчас метис готов простить Лакки что угодно, не то что измятую рубашку, лишь бы он не останавливался и не затягивал прелюдию. Его даже не задевает это пошлое и затасканное "детка", да и на засосы, которые потом могут заметить посторонние, попросту плевать.
- Джо... - Томас тихо стонет от удовольствия, запрокидывая голову и выгибаясь. Он готов кончить, когда губы любовника накрывают его член сквозь ткань нижнего белья, но для разрядки не хватает самой малости. Это безумно долгая пытка удовольствием, сладкая и мучительная, и парню остается только захлебываться стонами и вздохами, выгибаясь навстречу губам и ласкающим рукам Смита, подставляясь откровенно и бесстыдно. Интересно, Джо рад тому, что его Мышонок уже мокрый, как мышь?
Дик ловит шальной взгляд Кота и послушно старается расслабиться, облизывая пересохшие губы. Ему не больно - наоборот, хочется большего. Лакки слишком уж осторожничает.
- Готовился, - подтверждает метис, улыбнувшись, - Но, зная о чем ты думаешь - нет. Я не дрочил, - уже несколько дней как. И потому сейчас больше всего хочет почувствовать член своего любимого глубоко внутри себя. Томас извивается, ерзая на койке и дергая связанными руками, пытаясь насадиться на пальцы Смита, вскидывает бедра повыше, так, чтобы партнеру было лучше видно его растянутую, влажно блестящую от смазки дырку:
- Давай уже! Трахни меня! Чего ты ждешь? - он уже готов хныкать и скулить, умоляя Джо поторопиться...

+1

15

- Не носи, - согласно кивает Кот ненадолго отрываясь от своего занятия. - Но тогда, так.
Приподнявшись, Лакки оставляет на груди у Дика красивый засос, и пару секунд любуется делом своих губ. Его не особо напрягал тот факт, что след могут увидеть и другие и сделать из этого выводы отличающиеся от версии о розыгрыше. Собственник в его душе требовал заявить свои права на Дика, на Томаса. Раз уж тот выдумал шляться по шаттердому без рубашки, светя торсом.
<...>
Кот зло целует Мышонка в губы и мурлыкает, пожимая плечами.
- Мог бы и подрочить, - Лакки расплывается в пошлой улыбке и не спешит исполнять пожелание Томаса, хотя яйца уже звенят от напряжения. Чёрт возьми, да Мышонок вот, в его руках, полностью готовый на всё! Но... - Хочешь, покажу как это делается?
Кот обхватывает ладонью член Томаса и медленно ведёт вверх, лаская нежную скользкую, горячую кожу. Правда для этот приходится убрать пальцы из другого прелюбопытнейшего места. И Лакки даже всерьёз подумывает заменить их членом, а то его-то никто не приласкает. Всё сам, всё сам. Кот тяжело вздыхает и наваливается на Томаса.
- Ну, что? Погнали?
Вот только без помощи и без зрения попасть, да и войти не так просто, не говоря уж о том, что бы стащить вниз мешающуюся одежду, и Кот снова становится перед мучительным выбором: куда определить руку. Не сомневаясь ни секунды, Лакки делает довольно эгоистичный выбор. В конце концов, ему никто не поможет. Да и Мыш этого хотел, разве нет? Джо, наконец, толкается внутрь и облегчённо вздыхает. Хотя изнутри Дик горячий и тесный просто до боли.

Отредактировано John Smith (17.04.2015 19:07:31)

+1

16

Дик на миг задыхается от возмущения и восторга. Это неправильно и нерационально, это может привлечь к ним ненужное внимание с негативными последствиями, но... Ему нравится, что Кот оставил на его груди свою метку. Парню кажется, что кожа в этом месте горит огнем, как своеобразное клеймо - знак их связи. И это... хорошо. Правильно. И плевать, что скажут другие, если увидят. Правда, Томас понимает, что плевать только сейчас - потом он сделает все возможное, чтобы "другие" не увидели следов их с Лакки страсти. Потому что они принадлежат только друг другу, и обсуждать свои отношения с кем бы то ни было кажется кощунством.
- С-сука... - выдыхает метис, крупно вздрагивая от наслаждения, когда Смит, откровенно издеваясь, решает ему подрочить. Черт побери, брался бы за дело всерьез, а не просто дразнил! Слишком медленно, слишком сладко, недостаточно для того, чтобы кончить. А Дик хочет кончить до искр перед глазами, и так же сильно он хочет почувствовать Джо в себе.
Сейчас его не волнует даже то, что Кот забыл про презерватив. Лекции о безопасном сексе - это последнее, о чем бы он сейчас задумался.
- Х-ха... - парень снова захлебывается воздухом и старается расслабиться. Боли нет, а неприятные ощущения быстро проходят, стоит лишь Коту двинуть бедрами. Томас крепко сжимает коленями бока любовника и выгибается ему навстречу с гортанным стоном, неосознанно пытаясь освободить руки. Но ремень держит крепко, лишая Томаса возможности стиснуть Лакки в объятиях и разукрасить его спину своими метками - царапинами.

+1

17

Вот так. Кот окидывает Мышонка восторженным взглядом. Тот, кажется, уже не в себе, не тут, не в этом измерении. И всё из-за меня! Джо выдыхает и припадает к губам Дика, посасывая, покусывая, довольно урча и продолжая двигаться, вталкиваться, пытаясь соблюдать хоть какое-то подобие ритма, стараясь входить медленнее, глубже, но... Смиту просто сносит голову тот факт, что Дику сносит голову от него. Это лучший афродизиак, лучшая виагра, лучшее стимулирование.
Джо оглаживает руками зад Дика, его спину, бока, стараясь вжать его в себя. Если б он был пауком, он бы опутал Мышонка своими нитями, завернул в кокон, спрятал, скрыл. Но, увы, приходится довольствоваться лишь быстрыми мимолетными суматошными прикосновениями, стараясь, что б руки одновременно были везде. К тому же всё осложняет желание рассмотреть Томаса в деталях, издалека, вблизи. Всего целиком и по частям. Тактильные ощущения не передают всей целостности картины, но оторваться от Дика, сейчас выше сил Лакки. Жаль он не может быть одновременно в двух местах! Жаль, что тут нет камеры! Жаль, что тут нет зеркала! Жаль!..
Кот лижет Томаса в шею, губами прихватывая кожу, и всеми силами сдерживается от того, что бы не поставить засос. Ему хорошо. Ему охренительно хорошо. Просто до невозможности. Джо падает на Дика, замирает, закусывает губу. Почти до крови, но все же находит в себе силы не кончить вот прям щас, а податься назад и самому себе помочь рукой, выплескиваясь на живот Дика. Размазывая пальцами блеклую муть, по животу Томаса, Лакки скользит рукой ниже, обхватывая его член, и дрочит быстро, жестко с размахом, помогая со-пилоту достичь разрядки.
Признавайся, – голос хриплый, чуть сорванный. Горячее дыхание вырывается со словами прямо в ухо Дика. – Тебе это снилось в лазарете под шелест конфетных фантиков?

+1

18

Дик просто плывет куда-то на волнах удовольствия, плохо соображая, что происходит вокруг. Он не различает, где его стоны, а где - Джо, весь мир сейчас сосредоточен на сильных толчках внутри, сопровождающихся вспышками яркого кайфа, и суматошных обжигающих прикосновениях. Руки Кота, кажется, везде, и метис плавится в его руках, наслаждаясь каждым поцелуем, укусом, всеми этими сжиманиями и поглаживаниями...
Томас смотрит на Лакки широко распахнутыми глазами, но взгляд его совершенно пьяный и шальной, с трудом фокусируется в одной точке. Парень уже не контролирует себя, стонет громко, протяжно, в голос умоляет Смита не останавливаться. Сейчас он даже не возражал бы, вздумай Джо кончить в него - хорошо хоть в этот раз Кот из них двоих сохраняет трезвую голову и способность мыслить здраво.
Дик кончает, стоит лишь Лакки пару раз двинуть рукой вдоль его члена, и обмякает, окончательно теряя связь с реальностью. Ему хорошо, безумно хорошо, несмотря на сорванное дыхание и заполошный стук сердца, и парень с трудом заставляет себя сосредоточиться на словах Смита.
- Да... - выдыхает он. На что-то большее не хватает сил. Пусть его сны не были настолько яркими и, признаться, до действительности не дотягивали, Джо почти угадал. Томас лениво жмурится и тянется к любовнику за поцелуем, а потом дергает связанными руками и тихо просит:
- Развяжи меня, - просит не потому, что руки затекли (хотя руки затекли и болят), а потому, что хочет, наконец, обнять Кота, прижаться к нему всем телом и лежать так долго-долго.

+1

19

Джо кажется, что воздух до сих пор звенит от криков и стонов. От стонов и криков. Джо недовольно и опасливо косится на дверь, на Дика. Кляп, однозначно кляп. Развязывать Томасу руки Джо не спешит, долго, медленно и тягуче его целуя.
Ты понимаешь, что тебя все слышали? – Кот старается выглядеть безразличным, будто его самого этот факт абсолютно не трогает. Хотя трогает и ещё как. И вся надежда только на толстые, действительно толстые стены. – Всё, о чем ты просил, кричал, умолял.
Кот приподнимается и легко целует Андерсона в лоб.
Теперь ты мой, со всеми потрохами.
Лакки улыбается, и осторожно ослабляет ремень на руках Мышонка.
Осторожно, – высвобождая его запястья из плена ткани и кожи, Джо не спешит выпускать их из своих рук. Мягко проводит пальцами по едва покрасневшей коже, проверяя её целостность, смотря, не поранился ли Дик, не пострадал ли он во время их упражнений. – Вот так. Сильно болят?
Кот осторожно целует руки Мышонка, запечатлевая по одному поцелую на каждом из его запястий.
- Если что-то не так – не молчи.
Лакки проводит пальцами от запястья до локтя Мышонка и мягко целует того в губы, проходясь языком по небольшому шву на нижней.

+1

20

Дик лениво отвечает на поцелуй, чувствуя себя медузой, покачивающейся на волнах. На активные действия он сейчас однозначно неспособен, и потому у Кота полный карт-бланш. Но от слов Джо парню тут же становится стыдно: он вспоминает, где они, сколько людей ходит по коридору мимо двери в их блок, и смущенно, виновато смотрит на любовника:
- Прости... В следующий раз я постараюсь сдерживаться, - хотя стены на шаттердоме толстые, звукоизоляция хорошая, а соседние с ними блоки пустуют. Если кто-то и мог что-то услышать, то это проходящие мимо по коридору. Томас очень надеется, что сейчас все на тренировке и по коридорам никто не шлялся в последние полчаса, но... Пожалуй, стоит запомнить, что нужно вести себя потише.
Метис представляет, как рыжий и близнецы сидят под дверью их блока, приставив к ней стакан, и подслушивают. И ему становится смешно. Что ж, если их "рассекретят", то отрицать очевидное он не станет.
Я так и скажу всем. Если меня слышали, - Дик тихо смеется и осторожно шевелит кистями рук. Лакки наконец-то освобождает его из плена и ведет себя так нежно и заботливо, что Томас готов растаять прямо здесь и сейчас, как снег под лучами ласкового весеннего солнышка.
- Не волнуйся, все хорошо, - честно отвечает он и крепко обнимает Смита. Руки немного затекли, но это ерунда, даже внимания не стоит. Метис выгибается, прижимаясь к Коту всем телом, гладит ладонями его спину, спускаясь от лопаток к пояснице, и, огладив ягодицы партнера, вовлекает Джо в очередной томный поцелуй.

+1

21

Все итак знают, – Кота просто распирает от самодовольства. Он даже мысли не допускает, что кто-то может не считать Мышонка его собственностью. Может быть не в том самом смысле. Но все знают, что он мой. Лакки довольно улыбается, и трется виском о висок, ластясь к Томасу, как большая кошка. Хотя кто к кому тут льнет большой вопрос.
Эй! – руки Дика на заднице приятны, но несколько нервируют. Нечего лапать! Кот фырчит, и ведет плечами. – Не дает покоя моя задница? Хороша, а?
Лакки скалится и поднимается на колени, неприязненно морщась. Милота милотой, разговоры после секса и прочее бла-бла-бла, конечно, неплохо (особенно когда не хочется зверски спать), но они липкие. И это не самое приятное. Возможно презервативы не такая плохая штука. Кот закусывает губу. – Пошли давай в душ, а потом поведаешь мне, что эти развратные медсестрички с тобой творили.
Поднимаясь на ноги, Кот всё ещё продолжает бурчать себе под нос.
- Испортили мне Мышонка.
Хотя не сказать, что Джо всерьез так считает.

+1

22

- Все думают, что знают, - Дик улыбается, глядя на ластящегося Кота. Ему нравится мысль о том, что никто на шаттердоме не понимает сути их с Джо отношений. Возможно, кто-то догадывается. Возможно, кто-то принимает их игру на людях за чистую монету. Но никто и представить не может, как все обстоит на самом деле.
- Хороша, - соглашается парень и, несильно шлепнув Лакки по ягодице, убирает руки. Замечает, что тот нервничает от подобных поползновений. Значит, даже заикаться о смене ролей пока рано: не оценит, не поймет, не согласится. Только обидится и обшипит со всей своей кошачьей страстью. Вон, даже без разговоров и даже намеков уже смыться намылился!
- Я с тобой еще не закончил, - нахально сообщает Андерсон, щуря глаза. Встает с койки следом за партнером, с ухмылкой обнимает его со спины и шутливо прихватывает зубами мочку уха. Отпускает, громко щелкнув зубами, и тихо смеется: - Развратные медсестрички меня совсем не развлекали, так что пришлось фантазировать о тебе. Много фантазировать. О разных позах. И местах.
Выпустив любовника из объятий, Томас, осмотрев блок, подходит к столу и ложится на него грудью, прогибаясь в пояснице и демонстративно выставляя задницу, чтобы Смит мог хорошенько полюбоваться видом. Даже специально разводит ягодицы руками, демонстрируя растянутую дырку. И, вывернув шею почти до боли, смотрит на Кота:
- Все еще торопишься в душ?

+1

23

Даже так? – Кот несколько удивленно хмыкает, поднимая брови в ответ на заявление Дика. – Ты не закончил?
Джо останавливается и чуть поворачивает голову к Томасу, пока тот грызет его ухо. Мышонок наглеет. Кот сказал бы "наглеет прямо на глазах", но конкретно в этот момент он его почти не видит, и заявление было бы не совсем верно. Но, тем не менее, мистер Андерсон определенно наглеет. С тех пор, как стал мистером Андерсоном.
Оу, и ты собираешься ими со мной поделиться?
Джо разворачивается и смотрит, как Мышонок представляет неплохое так эротическое шоу.
Разные места и позы, значит? – Лакки качает головой и крадучись подходит к Мышонку, оглаживая рукой его поясницу. – Кровати, столы, душевые... кабина егеря... Бесстыдник!
И Кот звонко шлепает Мышонка по аппетитно оттопыренной ягодице.
Нехороший мальчик! Тебя! Определенно! Надо! Наказать!
С каждым словом, Лакки отвешивает всё новые и новые шлепки. А затем наклоняется и целует Мышонка между лопаток.
Нехорошему мальчику надо хорошенько вставить, что бы он и ходить не мог, да?

Отредактировано John Smith (03.05.2015 21:27:59)

+1

24

- Именно. Я не закончил, - Дик продолжает дразнить Кота, недвусмысленно намекая на то, кто на самом деле сейчас ведет и решает, что и как будет. Мыши - существа мирные, но после долгой голодовки, особенно сексуальной... В общем, метис решил, что достаточно побыл послушным мальчиком, а разнообразие уж точно не помешает.
- Я не собираюсь ими делиться, я собираюсь их воплотить, - парень честно старается скопировать хищный оскал Джо. Ему нравится наглость и бесцеремонность Лакки, особенно в постели, и потому Томас неосознанно старается походить на любовника, стать достойным его, что ли, а не робкой, безропотной, покорной подстилкой. Андерсон прогибается под ладонью партнера и закусывает губу: черт, кабину Егеря он не представлял даже в самых смелых фантазиях, но звучит это чертовски соблазнительно!
А потом Смит шлепает его по заднице. Дик недовольно морщится: ему не слишком нравится такое наказание. Это не больно - скорее, унизительно. Лучше бы ремнем попробовал выпороть - было бы куда больнее, но... сексуальнее. Он ведь давно не ребенок, и "наказание" требуется посерьезнее пары шлепков.
- Ты уж постарайся, - метис снова скалится, продолжая наглеть и нарываться, провоцируя Кота, - Иначе мне придется самому заняться этим, - он нарочно говорит так, чтобы смысл сказанного был туманным, Джо не мог точно сказать, подразумевает ли его Мышонок мастурбацию или намек на смену ролей.

+1

25

- Ах, так? – Джо сильнее бьет Дика по заднице, с удовольствием наблюдая, как на смуглой коже пару мгновений виднеется бледный призрак отпечатка. А затем он краснеет, наливаясь кровью. Правда, этого почти не видно. Даже после нескольких сильных хлопков. – Заняться, значит?
Кот проталкивает в зад Томаса сразу два пальца, не думая ни о подготовке, ни о смазке. Впрочем, Дик и так порядком растянут, поэтому Лакки не встречает особого сопротивления. Пальцы проникают глубже, поглаживая изнутри стенки.
- Я бы на это посмотрел, как мой Мышонок будет скалить свои маленькие зубки.
Джо сгибает пальцы и чуть проворачивает руку, совершая ей возвратно-поступательные движения. Нагнувшись, Лакки тихо шепчет на ухо Дику:
- Кончишь для меня?

+1

26

Дик снова морщится, тихо шипит сквозь зубы, сжимая пальцами края столешницы, и выпрямляет спину, теперь уже не лежа грудью на столе, а просто нависая над ним. Край стола упирается в низ живота, но особых неудобств не доставляет.
- А ты знаешь, что мыши могут прогрызть что угодно? Включая железо, - метис тихо фыркает, поворачивая голову и косясь на любовника. Прогибается в пояснице, принимая в себя его пальцы, довольно выдыхает, шумно выпуская воздух сквозь зубы. Джо быстро учится, знает уже, как доставить удовольствие...
Но все равно этого недостаточно. Томас хочет больше, резче, сильнее, на грани грубости и насилия. Поэтому он довольно урчит, но тут же отрицательно качает головой:
- Хочу чувствовать твой член в себе, - анальные ласки и минет после этого в ответ на услугу они уже проходили в прошлый раз. Дик не хочет и в этот раз заканчивать тем же самым. Он хочет, чтобы Кот взял его сзади, впервые не глядя в лицо, жестко, бесцеремонно, кусая за загривок.

+1

27

Тебе мало? – Джо кусает ухо Мышонка и увлеченно пожевывает. – Мышонок хочет большего? Какой ненасытный Мышонок.
Лакки качает головой и освобождает свои пальцы из теплого тесного плена. Кот делает несколько шагов назад, откровенно пялясь, любуясь предоставленному его взгляду зрелищу. Дик явно делает всё, что бы Джо как можно быстрее был готов воплотить в жизнь всё его грязные фантазии. Лакки ухмыляется и левой рукой принимается себя наглаживать.
- Сейчас детка, – Шлепаясь на кровать, Лакки вслепую шарит рукой по покрывалу в поиске пачке презервативов. Второй раунд, значит второй раунд. Наконец под руку попадается гладкий прямоугольник, и Кот разрывает его зубами. По-прежнему не сводя взгляд со своей "жертвы". – Расскажи мне, как тебе хочется? Долго и безумно нежно? Или мне заткнуться и просто тебя трахнуть?
Кот фыркает и раскатывает латексное изделие по своему члену. Секс на столе, на кухне – это почти ожившая эротическая фантазия. От такого не отказываются. Никогда. Кот закусывает губу и поднимается на ноги.
- Уверен?
Джо почти любовно оглаживает бедра и бока, и затем со всей силы вцепляется в короткие волосы любовника, заставляя того откинуть голову назад. Свободной рукой, Кот направляет член в уже прилично разработанный анус партнера.

+1

28

- Мне всегда тебя мало, - если Дик и преувеличивает, то совсем немного. Ему мало Джо в дрифте, мало Джо в сексе, мало Джо просто рядом. Это почти физическая потребность - быть все время рядом с ним, прикасаться, чувствовать его присутствие за спиной, слышать его дыхание... За время, проведенное в больничном крыле, когда Лакки пускали к нему хорошо если на пару часов, метис чертовски истосковался по нему. Разумеется, ему было мало!
Томасу не терпится получить уже желаемое, как можно скорее, но он терпеливо ждет, ощущая всей кожей взгляд Смита. И улыбается, прощая ему это пошлое "детка" и недолгую заминку.
- Ты ведь и сам все знаешь, - полуобернувшись, парень смотрит в глаза любовнику. О да, он знает, как Джо плывет от одного лишь пристального, зовущего взгляда! - Так что заткнись и сделай со мной то, что хочешь сделать.
Дик не просит нежности и ласки. Не сейчас. Сейчас он хочет чувствовать себя живым, а томный, полный нежности секс слишком похож на сладкий сон, который закончится и вышвырнет тебя в жестокую реальность. Метис не против грубости и даже некоторой жестокости, боли - это помогает острее прочувствовать, что он жив здесь и сейчас, что все происходящее - не сон. И потому Томас кивает и позволяет Коту творить все, что ему вздумается. Запрокидывает голову, повинуясь тянущим за волосы пальцам, и гортанно стонет - впрочем, помня свое обещание, старается вести себя потише.

+1

29

- Тише, мой маленький, - Джо обнимает Дика рукой, скользит ладонью от паха к груди и шее, заставляя Мышонка приподняться. Покорность Томаса сводит его с ума. Кот подается вперед, прижимаясь грудью к спине Дика, и размашисто, влажно лижет того в шею. Кот медленно, самозабвенно трахает Дика: то почти выходя из него, то, напротив, приближаясь так близко, что яйца шлепают по ягодицам. Прижимаясь губами к шее Мышонка, Кот удовлетворённо урчит и покусывает её, не сильно, так только для отстратки.
- Вот так, мой хороший.
Пальцы на шее Дика чуть сильнее сжимаются, Кот давит большим на челюсть Мышонка, заставляя того повернуть голову вбок.
- Ты в курсе, что тебя охренительно трахать?
Кот, проведя языком влажную полоску по шее Дика к самому его уху, прикусывает ему мочку, втягивая её внутрь. Свободной рукой Джо гладит Томаса по груди, пальцами зажимая сосок, перекатывая его между подушечками.
Удовлетворённо фыркнув, Кот несколько ускоряется, толчки становятся более частыми и ритмичными. Запрокинув голову, Джо часто и шумно дышит, подавляя стоны.

+1

30

Дик послушно замолкает, закусив губу, и приподнимается, расставляет ноги шире. Старательно контролирует дыхание, медленно вдыхая и выдыхая. Джо медленно движется внутри него сильными, глубокими толчками. Он пользуется тем, что метис целиком и полностью вверил себя в его руки, однако не злоупотребляет доверием и старается не причинять боли, даже когда сжимает зубы на загривке Томаса, прикусывая кожу. Не хочет навредить, обращается с любовником в меру жестко, в меру бережно, и у Андерсона от этого просто крышу сносит. Это, оказывается. приятно - чувствовать себя нужным и ценным.
- Ты в курсе, что у тебя охренительно получается это делать? - парень отвечает вопросом на вопрос, поворачивая голову и бросая на Кота лукавый взгляд. Сам подается назад, ему навстречу, закусывает нижнюю губу, но тихий стон удовольствия все равно прорывается наружу. Пальцы Лакки скользят по груди Дика, губы оставляют обжигающие следы на шее и ухе, заставляя сладко вздрагивать от удовольствия.
- Джо... - не выдержав, метис издает тихий, хныкающий стон. Член стоит, сочится смазкой, пачкая дерево столешницы,  и Томас хочет, чтобы Смит уделил ему немного внимания, поласкал немного, помог кончить или, напротив, отсрочить немного разрядку. Одной рукой парень все еще цепляется за край стола, второй же бездумно оглаживает и сжимает бедро любовника.

+1


Вы здесь » The world of Pacific rim » Пост-канон » Кот на поводке


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC