The world of Pacific rim

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The world of Pacific rim » Пре-канон » Наставник академии


Наставник академии

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Название отыгрыша:
Наставник академии

Участники:
Max Kenton, Mephistos Lenz

Жанр, рейтинг, возможные предупреждения:
PG, action

Краткое описание:
Первый день обучения в Академии. Макс думал, что они и дальше с отцом будут ходить парой как приклеенные. То, что он окажется один с новым куратором он не думал.

Связь с другими эпизодами, хронологические рамки:
04-08-2016г.На следующий день после окончания "Серп и Молот" - коси и забивай!

+2

2

Первая тренировка в академии в качестве курсанта оказалось совсем не такой, как представлялась Максу. Он ожидал, что будет что-то вроде тех занятий что были до этого, но... Но всё происходит совсем не так. Хотя бы потому, что их с отцом разделили. И это странно. В первый момент Макс чувствовал себя растеряно и потеряно. Он как-то привык играть в слаженной команде, быть частью чего-то большего, чего-то целого. Пусть эта команда и состояла всего из двух человек: его и отца. Так что растерянность Макса в целом не была понятна.
Макс прекрасно понимает прелесть индивидуального подхода. Время затраченное преподавателем распределяется на всех курсантов. Меньше участников - больше времени на каждого. Больше времени - лучше результат. А лучший результат - это именно то, что требуется Академии. К тому ж индивидуальный подход дает лучший результат не только из-за затраченного времени, а из-за, как бы банально и тавтологично это не звучало, индивидуального подхода. Всё люди разные.
Макс вздыхает и в упор смотрит на офицера М.Ленца. Тому около тридцати, и Максу кажется, что он дико взрослый. Честно говоря, офицер М.Ленц выглядит более взрослым, чем Чарльз.
- Сэр? - Макс моргает и выжидающе смотрит на офицера М.Ленца.

+2

3

Мефистофель быстрым, уверенным шагом направлялся в сторону корта для тренировок. Расписание его почти устоялось и почти ничего не могло удивить. В основном это были индивидуальные тренировки – групповых занятий было мало и это понятно – ничто не сможет сделать из рейнджера хорошего пилота, если вовремя не заметить косяков обучения. Этим Ленц и занимался. Исправлял проблемные места в боевой технике и отправлял дальше: работать с психологами, инженерами, тактиками и стратегами. А сам раз за разом выжимал армейскую футболку цвета хаки и, сидя на матах на опустевшем корте, думал о том, в какой именно момент его психика так расшаталась.
Забрав у дежурного документы на бойца, он, смотря в бумаги, вошел в зал. Быстро вчитываясь в текст, он продолжал идти вперед и резко остановился в шаге от юноши.
- Макс Кентон, - он поднял глаза от бумаг и всмотрелся в парнишку, - Мефистофель Ленц, офицер, ответственный за ваше обучение.
- Сэр?
- Что-то кроме спортивного зала и школы скаутов было? – Мефистофель говорил с ярким немецким акцентом и слова казались грубее и жестче. Но нет, он вовсе не питал неприязни к парнишке – его одинаково злили все рейджеры. Только лишь потому, что взрослый боец спецподразделений был вынужден торчать на базе в тот момент, когда вот такие вот юные, едва научившиеся ходить, пацаны воевали с кайдзю.

+2

4

Макс морщится. У офицера Ленца громкий, резкий. Казалось бы. он говорит спокойно, не повышая интонаций, но у Макса в голове почему-то всё равно всплывает слово "крикун". А уже эта мысль тянет за собой иррациональную неприязнь. Кентон глубоко вдыхает, и пытается настроить себя на позитивный лад. В конце концов, офицер Ленц выглядит как человек, который действительно знает толк во всем происходящем, а его голос не только громкий, но и уверенный. Спорить с ним не хочется ни под каким видом. Скорее Максу уж хочется вытянуться в струнку, козырнуть и отрапортовать таким же громким и звучным голосом ответ на вопрос. Но разумеется он этого не делает. Это будет выглядеть глупо, как насмешка или издевка. Поэтому Макс, лишь приосанивается: втягивает живот, расправляет плечи, приподнимает голову.
- Нет, сэр. Только занятия боксом с Чарли в последний месяц.
Офицер Ленц чем-то неуловимо напоминает ему руководителя их звена, и так же неуловимо от него отличался. И Максу хочется ему понравиться. К тому же это почти необходимо. Макс верит в совершенство системы, в её непогрешимость, но субъективизм есть субъективизм, и отрицать его наличие глупо.
- А что-то не так, сэр..? - на имени Макс спотыкается. Мефистофель? Имя кажется каким-то глупым, надуманным: книжное имя столь известного персонажа, демона, падшего ангела. С другой стороны такое имя тоже не забыть и не перепутать. Но "сэр Мефистофель" Максу произнести не удается, и он решает обойтись без имен или фамилий. Трактовать "сэр" двояко нельзя. К тому же главное здесь вопрос. Максу действительно интересно, а что не так?  Если что-то не так, он готов измениться, тренироваться, наверстать упущенное. Если он чем-то не устраивает их сейчас, то он готов делать что угодно, что бы устроить их в дальнейшем. "Будь готов!"

+2

5


Мефисто внимательно смотрит на парня. Тот выправился – а это было хорошим знаком. Знаком того, что его приняли, как наставника или, как минимум, командира. А значит, первое время проблем с исполнением приказов на тренировках не возникнет. Возможно потом, после первых успехов в симуляторе, когда юнец загордиться и станет заносчивым, Макс и будет не только обсуждать приказы, но и отказываться выполнять то, что от него требуется. Но пока это не грозило.
занятия боксом с Чарли в последний месяц
Бокс. Не самая эффективная стратегия для победы над огромным монстром. Не каждый хук способен уложить кайдзю. Несовершенство боевых машин еще было ярко ощутимо, и Ленц все надеялся, что когда-нибудь конструкторы и инженеры способны будут создать стального монстра, способного за считанные минуты вырубить чудовище. Пока что Егерям удавалось косить своих пилотов направо и налево.
А что-то не так, сэр..?
Мефистофель заметил, как замялся парнишка.
- Ленц. Можете просто звать меня по фамилии. Или, как вам удобно, - сухо ответил он и, скрестив руки за спиной, сжимая в одной из ладоней тонкую папку с документами, продолжил:
- Что касается уровня вашей физической подготовки – она оставляет желать лучшего. Не поймите меня превратно – ваш со-пилот более подготовлен. Как минимум из—за того, что вдвое старше. Поэтому заранее вас предупреждаю, что тренировки будут нацелены на результат за короткое время, а это значит, что в лучшем случае у вас будет один выходной в неделю. Занятия с Чарльзом попрошу приостановить вплоть до распоряжения, - Мефистофель старался говорить учтиво и вежливо. Чтобы его слова не звучали как приказ. На практике такой подход оказался в несколько раз эффективнее и психологи базы вовсю долбили ему мозг тем, что с неокрепшими юношескими умами себя нужно вести учтиво и верно. Что рейнджерам нужно стать другом и помощником, а не ненавистным командиром, который за период тренировок выпьет всю кровь и вытянет все жилы. Ленц хмурится, отчего, его украшенное мелкими шрамами лицо превращается в устрашающую маску неприязни, а глубокий шрам, уродующий левую половину лица, становится, словно чернее и глубже. Неприятная особенность мимики, с которой ничего не сделать.
- Я полагаю, с примерным расписанием тренировок по боксу вы знакомы, - Мефисто вздохнул, - они включают в себя упражнения на развитие выносливости, скорости, силы и реакции. К сожалению, сама техника не так эффективна в условиях реальных боевых действий. Можно сколько угодно тренировать силу удара, но от этого у самого Егеря не прибавиться пары тонн. Поэтому сейчас предлагаю проследовать на разминочную пробежку. Три мили, - Мефисто указал на дверь за своей спиной, ведущей к выходу из корпуса.

Отредактировано Mephistos Lenz (01.12.2015 17:24:58)

+1

6

Видимо, Макс не единственный у кого с именем офицера случались проблемы. По крайней мере, суть заминки он кажется понял правильно. Впрочем, возможно Ленц просто формалист и обращение по имени, даже с приставкой "сэр", не поощряет. Так или иначе, но совести спуститься, самую малость, у Макса хватает. Ей Богу, он не собирался акцентировать на этом внимание!
Смущение, правда, тут же сменяется негодованием с налётом стыда. Он не маленький! Он взрослый и ответственный человек! И плевать, что физическая форма с этим никакой взаимосвязи не имеет.
Макс прикусывает губу и склоняет голову, соглашаясь. Один выходной - окей, не страшно, быстрее войдут в колею и тренироваться станет легче. Не заниматься с Чарльзом? Да, без проблем! У папаши после тренировок лишней энергии тоже не должно быть, а если будет, Макс ему втолкует, что отдых так же необходим, а инструктора в Академии явно лучше знают, какие давать нагрузки. Отлично, он всё понял.
Но когда Макс поднимает голову и натыкается взглядом на взгляд офицера Ленца, он с трудом подавляет порыв отшатнуться. Офицер выглядит недовольным. Что не так?! Макс хмурится и пытается понять, что же офицеру Ленцу пришлось не по нраву. Вот только перебирая всё произошедшее в голове, он не может найти ничего такого. Ну, кроме недовольства его, Макса, физической формой. И это, откровенно говоря, злит, раздражает. Да, разрази его гром, Макс выглядит вполне приемлемо в свои восемнадцать! Да, в восемнадцать!
Вскинув голову, Макс поджимает губы и прикладывает все усилия, что бы не опуститься. Негодование распускается на сердце кровавым цветком. Макс смотрит на офицера с вызовом, но тем не менее кивает. Да, знаком.
- Отсюда три мили бегом или до места, где будет проходить прбежка три мили?
Макс интересуется абсолютно искренне. Он не против бежать. Хотя три мили это много. Надеюсь, не морских миллей? А если после трёх милей ещё что-то делать. У Макса голова начинает болеть заранее от одного только представления. Надеюсь не на скорость.
Макс ещё раз кивает и начинает пробежку. Вдох, выдох. Правой, левой. Оттолкнулся, пролетел, поставил ногу, и другой. Пробежка - это совсем даже не плохо. Они с клубом бегали. Не на три мили, правда, на три мили они ходили гружеными. А тут, налегке, почему бы и не пробежать? К концу второй мили, Макс уже ничего не видит, только  считает про себя "раз-два, раз-два". Сердце дико колотится, воздуха не хватает, голова кружится, ноги отказываются подниматься, а лёгкие кажется вот-вот разорвутся. И самое маршруте, самое лучшее, неизвестно когда конец.

+2

7

Мефисто видит, что мальчишка едва сдерживает свою злость и недовольство. И Ленц точно знает, отчего это. Но скоро Кентон поймет, что гримасы на лице его наставника – вовсе не признак неудовольствия или презрения. Все дело в шрамах. Особенно в том, что слева на его лице. Мышцы были изрядно повреждены, и в полевых условиях было трудно что-то с этим сделать. Именно поэтому любая мимика, приправленная особенностями лица, превращается во что-то отталкивающее и грубое. Но Макс привыкнет и поймет – Мефисто это знает. Все привыкают. И, либо считают своего наставника высокомерной сволочью, либо не обращают внимания на выражение его лица, а вслушиваются в интонации голоса. Они могут сказать чуть больше. Если опять-таки курсантам хватает терпения и желания вслушиваться в немецкий акцент.
За это он родителям благодарен не был. Даже спустя столько времени, Ленц все равно мог, задумавшись, перескакивать с английского на немецкий и, в пору его участия в боевых действиях это было самой большой проблемой, с которой сталкивались его командиры. Правда, когда он перешел под командование коренного немца, переехавшего в Америку и пришедшего в «Дельту» по контракту, проблема эта пропала.
  - Три мили бегом, - спокойно ответил Ленц, выходя вместе с Максом из зала и указывая на гравийную дорожку, - я буду ждать здесь.
Сегодня Ленц уже набегался до боли в ногах – с двумя прошлыми курсантами. Поэтому Кентон был предоставлен сам себе в этом задании. Опершись локтем о низкий деревянный столбик, Мефисто внимательно глядел на Макса, который был почти у финиша.
- Поднажми – осталось полмили, и ты укладываешься в норму по времени, - крикнул он, смотря на часы.
Когда Кентон добежал до него, Ленц протянул ему бутылку воды:
- Думаю, ты помнишь, что много пить нельзя, - усмехнулся он, идя рядом с парнем, - сейчас полторы минуты отдых и продолжим в зале.
Он входит в зал и, выждав положенное время, продолжает:
- Теперь пять подходов по десять отжиманий. Перерыв между подходами – тридцать секунд.
И вот это упражнение он выполняет вместе с Кентоном, показывая, что рано или поздно, это все будет даваться ему намного легче, чем в самом начале.

+1

8

Макс сперва кивает, подтверждая то, что расслышал слова и принял их к сведению, и только потом до него доходит, что же именно сказал офицер Ленц. Полмили - это совсем немного. Полмили - это в шесть раз меньше, чем было изначально. Полмили - это значит осталось всего лишь одна пятая часть того, что он уже сделал. Шаг становится длиннее. Ритм дыхания слегка замедляется. а само оно становится глубже. Он укладывается в норму. только надо чуть-чуть ускориться. Ни в коем случае не частить, просто поменять темп, иначе на финише он сдохнет. Макс поднимает голову, просматривая оставшееся расстояние, и назначает себе и назначает себе точку финиша, несколько дальше линии финиша.
Добежав, Макс выдыхает рвано, маленькими порциями. Горло садит, легкие горят. Ему кажется вот-вот и он начнет харкать кровью. Воздуха не хватает. Он старается востановить дыхание, упирается руками в колени. Не стоять! Благодарно кивает за бутылку с водой, заодно подтверждая, что он да, в курсе, и заставляет себя выпрямиться, сделать пару шагов. Воздуха все ещё мало, но несколько глотков прохладной воды помогают с этим смириться. Макс полощет рот, оглядывается, ища куда бы сплюнуть, а затем всё-таки проглатывает воды. Дышать становится чуть легче, не намного но все же. Отведенные полторы минуты он ходит кругами, и заставляет себя дышать носом. Хочется сдохнуть.
Особенно в тот момент, когда  они - именно они! - приступают к выполнению задания. Офицер Ленц то ли хочет приободрить его, то ли проконтролировать. Хотя, возможно, он просто хочет поддерживать себя в форме. Макс не знает, да и не очень задумывается об этом. Но что бы офицер Ленц не задумал, это срабатывает. Макс закусывает губы и, не обращая внимания на дрожь в мышцах, отжимается. Но если с первым подходом он справляется относительно легко, то уже во время третьего начинает порядком тормозить прежде, чем в очередной раз отжаться. Мышцы слушаются плохо, больше всего хочется расслабить их и упасть мордой в пол. И отключиться. Полежать так минут пятнадцать. Тридцать секунд между сериями - это мало. Пот градом катится по лбу. Макс упирается в пол ладонями и наверно слишком оттопыривает зад. Ему кажется. что он вот-вот прокусит губу, или упадет. Когда они заканчивают четвертый подход. Макс уверен, что больше не сможет.  Пятый он делает на чистом упрямстве, но на девятом руки все равно подкашиваются, и он всё-таки шлепается. Надо подняться и закончить. Макс это знает, правда знает. В конце концов, офицер Ленц как нечего делать. В конце концов, он Макс сам этого хотел! Ну, не конкретно этого, нов общем где-то так. Но реализовать мысль удается далеко не сразу. Для того что бы подняться на колени, принять упор лежа, и доделать эти два долбаных отжимания, у него уходит неприлично много времени. Наверно тех же самых пол минуты. Макс не уверен. Зато уверен, что "сдохнуть" после трех миль, не идет ни в какое сравнение с "сдохнуть" о котором он мечтает сейчас. Но фигли с два от сдастся.
Макс поднимается на ноги и тяжело дышит, как загнанный зверь. Кажется воздух - это то, о чем он будет мечтать после этой тренировки. Потный, раскрасневшийся, запыхавшийся. Наверно, он производит не самое лучшее впечатление. Но на офицера Ленца он смотрит почти с вызовом, и судорожно пытается найти в себе силы. Столько сколько есть и ещё чуть-чуть сверху. Он же чувствует, они есть где-то там, в глубине. Где-то там в глубине себя он бодр и свеж. Вот только добраться до этого "где-то там" пока не получается.

+2


Вы здесь » The world of Pacific rim » Пре-канон » Наставник академии


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC